Рыбочкин Михаил0
Не указан.
  • Архив

    «   Июнь 2021   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30        

Через буддийские святыни в Колымский край

Вот и настал торжественный момент. Как речитативно поёт Вася Обломов (в миру ростовский парень Вася Гончаров): «Еду в Магадан!». За последние несколько лет с помощью автомобиля просторы родной страны изъезжены изрядно. С запада на восток от российско-норвежской (КПП Борисоглебск) до российско-северокорейской границы (станция Хасан, по-северокорейски Хасан Туманган). С севера на юг от Мурманска, Архангельска, Нового Уренгоя до Владикавказа, Кызыла, Кош-Агача и прочая-прочая, а вот в сторону Магадана пробраться не довелось. В 2007 году во время моего первого автопроезда Москва—Владивосток—Москва в компании с североамериканским дружком Чарли завернули мы от Невера в Тынду, оттуда доехали до границы с Якутией, на чём и успокоились.
В 2008 году довелось второй раз проехать от Москвы до самых до приморских окраин. На сей раз с тремя любознательными новозеландскими товарищами. Но и тогда завернуть в Якутск и Магадан времени не нашлось. Однако долго так продолжаться не может. Время идёт, труба зовёт, жажда знаний и приключений гложет. После нескольких отмен и откладываний решено: «В августе-сентябре 2012 года. Не позже, не раньше!».
План совершенно незамысловатый. Так придумать мог бы каждый. 1 сентября в Магадан прилетает один из новозеландских сотоварищей по прошлым автопутешествиям. Чтобы вовремя встретить его в аэропорту Магадана, я и моя жена Наташа 20 августа летим в Иркутск, там берём напрокат подходящую машинёшку и едем в столицу Колымского края. Наташа улетает из Магадана домой, а я с сотоварищем еду назад в Иркутск возвернуть машину законному владельцу. Чем не план?!
* Помимо удовлетворения праздного интереса, заключающегося в созерцании якутских и магаданских пейзажей, была и одна конкретная цель: добраться до развалин одного из магаданских лагерей, известного под названием «гулаг Днепровский», где предположительно в 1940-х годах сидел мой дед. Справка о его освобождении выписана в несуществующем ныне посёлке Мякит, находившемся километрах в 20 от этого лагеря. Это ясно говорит о том, что, по крайней мере, дед мотал срок в этой местности.
Так, собственно, и сделали. 19 августа я прилетел с вахты домой, собрали нехитрый автопоходный скарб и 20 августа вылетели в сторону Иркутска. В Иркутске приземлились рано утром 21 августа, где нас ждал погодный сюрприз: в разгар лета на траве иней, а на термометре +1°С. Подобные температурные безобразия город Иркутск творит в день моего прилёта не впервой. 20 мая 2010 года, вылетев из уже почти оттаявшего северного города Ноябрьск (Ямало-Ненецкий АО), приземлились в несравненно более южном, но заснеженном и обледеневшем Иркутске. Даже в Ханты-Мансийске, где наш бизнес-джетик приземлялся за день до Иркутска, берёзки уже зазеленели, а в Иркутске ещё не было ни листика! И это 20-ого мая!!! Сибирь, однако.
Офис «Херца» в иркутском аэропорту открывается рано. На аэропортовской стоянке в ожидании прилёта московских барыг стояло несколько прокатных машин. Нас дожидался Nissan Pathfinder. Вполне пригодный по своим техническим параметрам для предполагаемых дорожных трудностей автомобиль. Внешний осмотр выявил примерно 50% изношенность протектора задних шин. Внутренний голос, исходя из пережитого в прошлых поездках по гравийно-каменистым дорогам, однозначно подсказывал, что до Магадана хватит, а там, скорее всего, придётся покупать новые шины. Досадно, но ладно. Время не ждёт.
Договор и доверенность оформились быстро. Ключ, документы в руки и поездка длительностью в 25 дней и длиной в 13 000 км началась.
Сначала надобно познакомить Наташу с Иркутском. Она в нём ещё ни разу не была. Припарковали машину у гостиницы «Ангара» и прогулялись по окрестностям. Кто в Иркутске совсем не был, посмотрите несколько фото. Кто был, но давно, тоже может взглянуть. Даже по сравнению с 2010 годом есть перемены и дополнения. Например, напротив Богоявленского собора на берегу Ангары в 2011 году вырос памятник «Основателям Иркутска от горожан». Расположенная неподалёку Спасская церковь красиво отреставрирована. Старейшее каменное здание в Восточной Сибири, между прочим.
[CENTER]
Богоявленский собор. Начало постройки 1718 год.[/CENTER][CENTER][/CENTER][CENTER]
Основателям Иркутска от горожан.[/CENTER]В 2011 году, празднуя 350-летие основания Иркутска, иркутяне так прониклись любовью к родному городу, что одного памятника им показалось мало. Перед Спасской церковью поставили беседку-часовню, а в часовне установили памятный камень «Основателям города Иркутска от благодарных потомков».
[CENTER]
Спасская церковь с беседкой и камнем.[/CENTER]Имелось намерение проехать к Знаменскому монастырю посмотреть на памятник Колчаку и могилу декабристской жены Трубецкой, но образовавшиеся к полудню пробки желание оное отбили. Вставляю фото 2010 года для полноты картины. Заодно можно убедиться, что 20 мая того года Иркутск был в снегу и без листиков. Памятник установлен недалеко от места расстрела Колчака.
[CENTER][/CENTER]Побродив немного по городу, прикупив, чего не хватало, тронулись в далёкий путь. По плану поездки предполагалась ночёвка на восточном берегу Байкала на бурятской стороне.
Без проблем доехали до южной оконечности Байкала, где расположен посёлок с почти неприличным названием — Култук. Кто не знает, запоминайте, что вскоре после Иркутска стоит знак-плакат: «Внимание! Горная дорога. 70 км». 70 км — это протяжённость дороги, а не ограничение скорости. Грузовики и запрет обгона сильно тормозят движение. А уж если негабаритный груз в попутном направлении попадётся, то ехать эти 70 км долго и нудно.
[CENTER]
Самый южный Байкал с Култуком.[/CENTER]От Култука дорога серою лентою вьётся вдоль Байкала на некоторой высоте от уровня озера. Виды иногда вполне симпатичные. В районе г.Байкальска попахивает разлагающейся целлюлозой — продукцией многострадального Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Уж сколько раз и лет его закрывают, а он всё живёт. Если совсем закрыть, куды ж тогда работничкам податься?
Вскоре после того как дорога начинает уходить в сторону от славного моря в направлении Улан-Удэ, мы свернули в направлении села Посольское, чтобы поглазеть на имеющийся там монастырь и найти место ночёвки на берегу Байкала. На месте, где сейчас стоит село, в 1650 году было убито российское посольство, шедшее к монгольскому хану. В монастыре на часовне около монастырского погоста установлена памятная чугунная доска с надписью: «Здесь погребено тело раба Божия российского посла Ерофея Заболоцкого, в 1650 году в сопутствии монгольских послов шедшего с мирными предложениями к хану Сецену и вероломно на сем месте убиенного монголами». Вторая табличка говорит, что на пролитой здесь христианской крови в 1681 году пришедшие из Москвы проповедники веры монгольским язычникам, игумен Феодосий и иероманах Макарий с братией, основали монастырь в память убиенного посла. На самом берегу Байкала стоит Спасо-Преображенский монастырь, основанный в память о тех далеких событиях.
[CENTER]
Вид с Байкала.[/CENTER][CENTER]
Вид со двора.[/CENTER][CENTER]
Монастырский погост[/CENTER]Заночевали в машине недалече от села Исток. Комаров было много, но после антикомариной обработки тела и одежды они не кусались. На берегу Байкала — байкальский ужин. Отведали копчёного омуля, прикупленного в Култуке. Nissan Pathfinder оказался весьма удобной для спанья машиной. Задние сиденья раскладываются вровень с полом и места для двоих очень даже достаточно.
Цель следующего дня посетить головное буддийское заведение России — Иволгинский дацан имени нетленного XII-ого Пандито Хамбы Ламы Даши Доржо Итигэлова. Ежели кто не очень знаком с упомянутым товарищем, напомню цитатой из Википедии:
«По легенде, 15 июня 1927 года XII Пандито Хамбо-лама Даша-Доржо Итигэлов сел в позу лотоса и собрал учеников. Он дал им последние наставления: «Вы навестите и посмотрите мое тело через 30 лет». Хамбо-лама начал сам читать специальную молитву-благопожелание для умершего, постепенно и ученики подхватили её. Так, находясь в состоянии медитации, XII Пандито Хамбо-лама Даши-Доржо Итигэлов якобы ушел в нирвану.
Он был похоронен в кедровом кубе в том же положении (в позе лотоса), в котором находился в момент ухода.
Согласно завещанию в 1955 году группа лам во главе с XVII Пандито Хамбо-ламой Лубсан-Нимой Дармаевым тайно от властей подняла саркофаг с телом XII Пандито Хамбо-ламы Даши-Доржо Итигэлова. Убедившись в неизменности его состояния, провели необходимые обряды, сменили одежду и вновь схоронили.
10 сентября 2002 года XXIV Пандито Хамбо-лама Дамба Аюшеев с группой лам и светских лиц вновь подняли саркофаг с Пандито Хамбо-ламой Даши-Доржо Итигэловым и, выполнив необходимые ритуальные действия, перенесли его тело в Иволгинский дацан.
Феномен нетленного тела Пандито Хамбо-ламы XII позволили изучить светским учёным. Анализ кожи Итигэлова, проведенный в 2004 году показал, что концентрация брома в теле ламы превышает норму в 40 раз.
С января 2005 года любые медицинские и биологические исследования тела Итигэлова были приостановлены по распоряжению Дамбы Аюшеева».
Ныне живее всех живых12-ый Пандито помещён в охлаждаемый смотровой ящик и хранится в специально для него построенном храме. Говорят, его иногда представляют к осмотру, но нам не повезло. В день нашего визита храм был закрыт.
Вход в дацан свободный, но, чтобы праздношатающимся туристам жизнь мёдом не казалась, у входных ворот монахи поставили будку-юрту, где взымается плата за так называемое разрешение на фото-видеосъёмку. С каждого снимающего снимается по 50 рублей. Решили и мы внести посильный вклад в дацанову мошну. Захожу в юрту. Сидят два молодых монаха. «Здравствуйте!» — говорю. А в ответ — тишина. Ни один, ни другой и ухом не повел. «Кому деньги за фотографирование?» — «Сюда, сюда!» — оживились оба сразу. Видать, не молитвой единой живы люди божьи. Продолжение рассказа об Иволгинском дацане представляю в картинках.
[CENTER]
Врата Иволгинского дацана.[/CENTER]За вратами пышным цветом расцвела торговля предметами буддийского культа.
[CENTER][/CENTER]Войдя в дацан, уважительный посетитель должен непременно двигаться по часовой стрелке, крутя молельные барабаны, освобождая карманы от надоевшей мелочи: ёмкостей для добровольных пожертвований предостаточно.
[CENTER][/CENTER][CENTER]
Храм-хранилище нетленного тела Даши Доржо Итигэлова.[/CENTER][CENTER]
Орнамент очень красивый.[/CENTER][CENTER]
Таким был 12-ый Пандито при жизни.[/CENTER][CENTER]
Симпатичный храмик по соседству.[/CENTER][CENTER]  [/CENTER][CENTER]
Внутреннее убранство одного из храмов.[/CENTER]Цветастые лёвы или лёвы с цветами — непременный атрибут буддийских учреждений.
[CENTER][/CENTER][CENTER][/CENTER]Тигра тоже в авторитете, тоже шарик ногой давит.
[CENTER][/CENTER]В каждом дацане есть дом-теплица, где заботливо выращивается дерево от семян дерева Бодхи, сидя под которым, Будда Шакьямуни впервые достиг просветления.
[CENTER][/CENTER]Сам Будда Шакьямуни обычно изображается барельефно или живописно на противоположной входу наружной стене храма.
[CENTER]  [/CENTER]Драгоценный камень, исполняющий желания. Желательно выражение желания подкрепить материально. Чем крепче подкрепление, тем больше шансов, что желание сбудется.
[CENTER][/CENTER]Один из иволгинских монахов пригласил меня, Наташу и ещё нескольких посетителей в культовое помещение, якобы соприсутствовать на молитве. Мы вошли. Молитвы, однако, не случилось. Вместо этого монах начал разводить присутствующих на медосмотр по-тибетски. Сначала освидетельствовал пацанишку, признав его годным к дальнейшей жизни. «Спасибо», — сказал отец пацанишки. «Спасибо не говорят», — с обидой в голосе ответил монах. Мужик понятливо дёрнулся и запустил руку в карман, но из кармана ничего не достал. Видимо, на ощупь определил, что остались только крупные купюры. Обломился бакшиш, но монах не сдался. Принялся колдовать над бурятской женщиной. Настолько долго и нудно, что конца камлания мы не дождались и покинули помещение, предварительно сделав несколько снимков скрытой камерой. Монах против открытой съёмки почему-то возражал.
[CENTER][/CENTER][CENTER][/CENTER]Как-то почитывая перед поездкой интернетную статейку про Иволгинский дацан, я прознал, что там обитает русский монах по имени Костя. Учится буддизму, а на воле его ждёт девушка. Иногда девушка приезжает в дацан и навещает Костю. Не знаю, тот ли это самый Костя на снимке или другой славянин, запутавшийся в сетях буддизма, но картинка наблюдалась, ровно как в статейке: европейский парень в монашеском облачении явно рад визиту симпатичной подружки. Тут же вспомнилась и слегка переиначилась не совсем приличная деревенская частушка:
— Ты куда её повёл, такую молодую?
— За ворота, за дацан. Там я ей задую.

[CENTER][/CENTER][CENTER]
Вид на Иволгинский дацан со стороны.[/CENTER][CENTER][/CENTER]Нагулявшись по дацану, продолжили свой путь на восток. На ночь остановились в мотель-кафе «Золотой Дракон» на 883 км трассы М55, она же «Байкал», она же Иркутск — Чита. Вполне приличное придорожное заведение. 1000 рублей с человека. Туалет и умывальник в комнате. Душ на этаже. Еда вкусная. Персонал приветливый.
Утром 23 августа тронулись дальше. В плане на тот день стояло посетить бурятский городок Агинское и бурятское село Цугол.
[CENTER]
По пути до Читы можно полюбоваться излучинами реки Ингоды.[/CENTER]А c противоположной стороны, на пригорке стоит незамысловатый памятник строителям дороги Улан-Удэ — Чита: списанный трудяга-бульдозер на постаменте, изрисованный граффити и вандализированный любознательными детишками. (Фото 2008 года)
[CENTER][/CENTER]Пояснительная табличка гласит: «На этом перевале 1 октября 1979 года военными дорожниками был уложен последний метр асфальта автомобильной дороги Улан-Удэ—Чита».
В саму Читу решили не заезжать. Проследовали вдоль окраины по направлению в Агинское — административный центр Агинского Бурятского округа. Совсем недавно это был субъект Российской Федерации и имел в названии приписку «автономный».
1 марта 2008 года Агинский Бурятский автономный округ слился в административном экстазе с Читинской областью. В результате округ перестал быть автономным, а Читинская область перестала быть и областью, и Читинской. Несказанно возгордившись территориальным приобретением, читинские областные депутатишки порешили, что негоже им теперь оставаться какой-то областью, и переименовались они в Забайкальский край. По подобной схеме сработали отцы-руководители Пермской области. Узурпировав Коми-Пермяцкий автономный округ, провозгласили себя Пермским краем. Не всех, однако, гордыня гложет. Есть и положительные примеры. Иркутская область, например, приватизировала Усть-Ордынский Бурятский автономный округ, но не стала заниматься абсолютно бесполезным переименованием, а так и осталась скромной Иркутской областью.
Дорога в Агинское довольно симпатичная. Пейзаж из поросших лесом сопок превращается в волнистые степи Забайкалья.
[CENTER][/CENTER]Само Агинское произвело очень благоприятное впечатление. Вместо ожидаемого пыльного и сонного посёлка городского типа нам явился вполне благоустроенный городок с характерными бурятскими чертами.
[CENTER]
Веротерпимость на центральной площади.[/CENTER][CENTER]
Цвети, родная Ага![/CENTER][CENTER]
Герои Аги недавнего….[/CENTER][CENTER]
…и далёкого прошлого.[/CENTER][CENTER]
Мать-Ага радушно приветствует гостей на въезде в Агинское.[/CENTER]Если от Матери-Аги повернуть направо, то километров через пять дорога приведёт к воротам Агинского дацана, основанного в 1811 году. Не в пример дацану Иволгинскому, Агинский дацан гораздо менее затурищен и гораздо менее подвержен коммерциализации. По всей видимости, в данный день и час мы были единственными иногородними посетителями. У входа ни одной машины, а сам вход охранял молодой лошадёнок.
[CENTER] [/CENTER]На территории дацана наблюдается мультиступность.
[CENTER][/CENTER]А на пригорке за дацаном наоборот моноступность и надпись: «Аган дасан 200 лет». О прошлом годе, значит, написали. Видимо, были празднества великия.
[CENTER][/CENTER]Наташа предложила попросить местного монаха провести нам экскурсию по дацану. Захожу в одну из деревянных изб. Три двери. Две заперты, за третьей слышно шевеление. Стучу, открываю. В маленькой комнате сидит всем довольный сияющий моложавый монах. «Здравствуйте», — говорю. В ответ короткая фраза на непонятном языке. Видимо, ответное приветствие. Значит, понимает. Спрашиваю насчёт экскурсии. Опять ответ на непонятном языке. Я уверен, что монах меня понимает, но делает вид, что он настоящий тибетский лама и по-русски не разумеет. «Вы действительно из Тибета?» — «Да!» — «Понятно», — сказал я, и вышел вон. Познакомились с дацаном своими силами. За первыми воротами есть вторые. За ними прячется большой храм и большая ступа. Это территория Агинской Буддийской Академии. На территории академии вообще не было ни души, что располагало к фотографированию.
[CENTER][/CENTER][CENTER][/CENTER]Дверь, к сожалению, оказалась на замке, и внутренне убранство Академии осталось за кадром.
[CENTER][/CENTER]Познакомившись с Агинским дацаном, мы продолжили путь в направлении китайской границы, чтобы посмотреть ещё один дацан — Цугольский, расположенный в селе Цугол. Село Цугол стоит на берегу священной для бурят-монголов реки Онон. Священна она потому, что на её берегах родился великий Чингиз-Хан. Земляк он наш, оказывается. Славный сын России из Читинской области.
Найти Цугол по имеющемуся у нас свежеизданному дорожному атласу оказалось не просто. Данный атлас хоть и напечатан в текущем году, но, как и многие другие, попадавшиеся мне на автостранствий, не отражает реальной дорожной действительности. Мне сдаётся, что печатаются они в типографии имени Ивана Сусанина и имеет целью сбить путника с пути, будь он пеший, конный иль машинный. Построенные несколько лет назад дороги и мосты не отмечены, а дорожная сеть, как далее выяснилось, Магаданской области оказалась извращена настолько, что я в сердцах выбросил сей атлас в урну. Короче, нашли мы Цугол путём расспроса местных жителей и подивились на его красоты: дацан, многометровую статую Будды и ступы.
Цугольский дацан основан в 1801 году. Его главный храм построен в 1868 году. Место интересное, фотогеничное и в виду его отдалённости немноголюдное. Вместе с нами на храмовой территории была лишь одна пожилая женщина, просила у ступы заступничества.
[CENTER][/CENTER][CENTER]
Главный храм вид спереди…[/CENTER][CENTER]
..и с обратной стороны.[/CENTER][CENTER]
Ступа Жанчиб Шодон. Символизирует просветление Будды Шакьямуни.[/CENTER]В дацане в отдельном здании хранится 8,5-метровая статуя Будды Майтрейи — воплощение будущего. Статую держат в основном взаперти, открывают по праздникам или по просьбе трудящихся, желающих сделать пожертвование. Судя по интернетной информации, фотографировать оного Будду воспрещается: нечего в будущее заглядывать. Однако «устроены так люди, желают знать, желают знать, желают знать, что будет». Поэтому подошёл я к окошку и в приступе любознательного богохульства заснял лик Майтрейи через стекло. Вдруг, откуда ни возьмись, появился монах в сопровождении бурятской семьи о трёх человек. Монах отпер дверь в домик Будды, и глава семьи под одобрительные возгласы жены и дочери начал наполнять стеклянный жертвоприёмник 100-рублёвыми купюрами. Тут я второй раз заснял Будду будущего. Уже в полный рост. Монах, завидя святотатство, всплеснул руками и спрятался в углу комнаты. Мысленно попросив у него прощения, побрёл я к машине.
[CENTER]
Нелегальный снимок Будды в момент денежного жертвоприношения.[/CENTER]Забегая вперёд, скажу, что на обратном пути, то есть, из Магадана в Иркутск я опять заехал в Цугол, чтобы показать дацан моему новозеландскому другу. В дацане в тот раз посетителей вообще не было. Дежурный монах оказался очень добродушным и разговорчивым мужичком. Завидя усталых путников, радостно нас приветствовал, распахнул двери и храма, и буддохранилища. Наша просьба разрешить фотографирование его удивила. Добродушный монах утверждал, что никаких запретов на этот счёт не существует и быть не может, ибо буддизм есть добрейшее религиозно-философское учение. Не догма, как учил В.И.Ленин, а руководство к действию. В чём я его всемерно поддержал и сфотографировал Майтрейю на законном основании.
По словам монаха, при коммунизме статуя находилась в музее в Ленинграде, где все драгоценные камни из Будды выковыряли и отправили в государственную казну, и сейчас корону Будды украшают стекляшки. Ещё монах поведал, что монашеской братии в дацане насчитывается 36 человек. Семеро молодых братанов ещё учатся, а остальные служат Будде, не покладая рук. Есть два филиала: в Могойтуе и Забайкальске. Самый напряжённый период монашеского служения февраль-март. Начинаются, как выразился монах, «корпоративные молебны»: «По району мотаемся». Ещё наш общительный собеседник пожаловался на китайские власти, которые уже который год подряд не пускают российских буддийских монахов в Тибет. При Советской власти на территории дацана квартировала воинская часть Советской Армии. На кирпичной стене глубоко процарапано: «Киргизия. ДМБ 1977». Для поколения пепси и мыльно-ментовских сериалов поясняю, что Киргизия была одной из республик, входивших в состав Советского Союза, и жители её исправно служили Советской Отчизне вместе с латышами и грузинами. И даже дружили.
[CENTER]
Легальный снимок Будды.[/CENTER][CENTER]
Внутри главного храма Цугольского дацана.[/CENTER][CENTER][/CENTER]Чуть в стороне от дацана, на окраине села стоит довольно большая ступа и довольное старое аркообразное культовое сооружение. Не проезжайте мимо.
[CENTER][/CENTER][CENTER][/CENTER]На сём наше знакомство с буддийскими святынями закончилось. Сначала вернулись в Могойтуй. От Могойтуя повернули на Первомайский. Дорога сначала радовала свежестью и ровностью покрытия. Но недолго. Вскоре асфальт превратился в пыльную грунтовку, а потом в каменистую отсыпку.
[CENTER][/CENTER]Первомайский оказался сонным городишком с разбитыми улицами и праздношатающимися нетрезвыми мужичками. Один из них указал нам дорогу на выезд из города в сторону Шилки, а в награду попросил прокатить его на машине. Что и было сделано. Достопримечательность Первомайского — мост через реку на окраине города. Мост шириной в одну полосу движения, общий как для железнодорожного, так и для автомобильного транспорта. Движение регулируется светофором.
[CENTER][/CENTER]Заночевали в чистом поле промежду Первомайским и Шилкой.
[CENTER][/CENTER]Задача следующего дня (24 августа) выехать на федеральную автодорогу «Амур», проверить, насколько улучшилось её состояние после знаменитого проезда ВВВП в «Калине» жёлтой в сентябре 2010 года, и, если улучшилось, то доехать засветло до Тынды. Почти 1 000 км.
Проснулись часов в 6 утра от шума проливного дождя, можно сказать, ливня. Тут в полной мере проявились положительные качества внутренней просторности Nissan Pathfinder. Не толкаясь и не мешая друг другу, мы вылезли из спальных мешков, переоделись, не выходя из машины под дождевой душ, сложили сумки, расселись по местам и тронулись в путь в поисках более сухого места.
От Шилки до «Амура» 20 км грязной разбитой грунтовки. «Амур» же порадовал стопроцентной заасфальтированностью и яркой дорожной разметкой. Крайний раз я проезжал по этим местам в 2008 году. Асфальт тогда встречался эпизодически, относительно ровные пыльные участки чередовались с длинными пыльными перегонами типа «стиральная доска». Теперь это в прошлом. Однако признаки начального разрушения твёрдого покрытия, к сожалению, встречаются регулярно. Убоявшись праведного гнева ВВВП, дорожные строители в спешке плоховато утрамбовали отсыпку. Дорожное полотно местами приобрело волнообразные очертания. Завидя знак «Неровная дорога», снижайте скорость. Знаки расставлены исключительно по делу. Непослушные водители подпрыгивают изрядно, оставляя на новеньком асфальте глубокие борозды от твёрдосплавных деталей днища автомобиля.
[CENTER]
Вид на асфальтированный «Амур» с перевала Ю.Тена.[/CENTER][CENTER][/CENTER]Однако, как гласит народная мудрость: «Сколь дороженьке не виться, а конец будет». Конец «амурскому» счастью наступил, как и ожидалось, на траверзе Невера. Поворот налево и мы въезжаем на федеральную автодорогу «Лена». Сразу видно, что по ней не проезжало колесо «Калины» жёлтой. Разочарованного первыми метрами «Лены» автопутника встречает плакат с полуцензурной надписью. Почему полуцензурная? Потому что с одной стороны, правильная, а с другой — матерная. Плакат эзоповым языком предупреждает, что лучше не будет.
Справедливости ради надо сказать, что совсем уж разухабистая дорога первые 3-4 км. Потом либо дорога немного выравнивается, либо привычка к ухабам вырабатывается. На 57 км трассы посреди леса неожиданно появляется ровнейший асфальт с разметкой и ограждением. Продолжается это недоразумение целых 6 километров. Видимо, тренируются местные дорожники к будущей всеобщей асфальтизации дороги до самого Якутска.
Переваливаясь на ухабах и ныряя в ямки, добрались к вечеру до Тынды. Асфальт начинается за 10 км до Тынды. На въезде в город заправка. Во время пополнения запасов дизтоплива лопнул шланг, и тугая струя солярки ударила мне в грудь, изрядно промочив всё, что было на мне надето. Воздух в машине оказался безнадёжно испорчен.
В гостиницу «Юность» нас не пустили. Возможно, не прошли smell control, то бишь, запах-контроль. Приютились на ночь в постоялом дворе «Рижская», что на улице Рижская, дом 4. Гостеприимный хозяин тоже пожаловался на некоторую дизельную несвежесть, но комнату выделил и показал, где можно простирать и просушить пропитанную соляркой одежду. Гостеприимство обошлось в 1 800 рублей.
Почти всё время моросил дождь. Всё было серо, мокро и облезло. Наташа записала в походном дневнике: «г.Тында — препротивнейший городишко». Пять лет назад я посетил Тынду погожим летним днём, и выглядела столица БАМа вполне стандартно для российской провинции. С той поры на центральной улице возвели церковь, (а где её не возвели?), но очарования городу объект религиозных услуг не придал.
Серым дождливым утром, посетовав в очередной раз на погоду, покинули Тынду в направлении Якутска. После Тынды 70 км приличного асфальта, а ещё через 20 км грунтовки на вершине сопки граница с Якутией. В 2007 году в этом месте мною были запечатлены на фотокамеру две этикетки, провозглашавших, что отсюда начинаются земли народа саха. Обе этикетки, как часто у нас водится, были исписаны, увешаны грязными тряпками и расстреляны из дробовиков. Таким макаром любознательные охотники проверяют кучность боя своих ружей. Кусок фанеры или картона найти трудно. А тут готовая мишень. Люмпен-пролетариату, обладающему огнестрельным оружием, грех не воспользоваться. Новомодная тенденция — привязывать тряпки куда попало — тоже порядком портит и пейзаж, и экологию. Неужели экзальтированные тряпковязатели не видят, что эстетики своим творчеством не добавляют, а кусты и деревья, увешанные ветошью, постепенно сохнут? Хотите неких духов задобрить? Выпейте огненной воды, и духи к вам потянутся. Ниже фото 2007 года.
[CENTER]  [/CENTER][CENTER][/CENTER]На сей раз никаких знаковых табличек о достижении Сахи мы не увидели. Очевидно, что люмпен-стрелки и тряпковязатели довели пограничные знаки до такой степени паскудности, что местным властям стало стыдно, и знаки ликвидировали.
Остался памятник строителям БАМа. Циклопическое сооружение в духе раннего Церетели. Две трубы, видимо, символизирующие дорогу железную, которая «как ниточка тянется», сверху украшенные северным орнаментом, а снизу испохабленные граффити, намалёванные люмпенами, у коих не оказалось с собой ни ружей, ни тряпок. Фото ниже было сделано на обратном пути в ясную погоду.
[CENTER][/CENTER]А в день 25 августа 2012 года на границе было сыро и туманно.
[CENTER][/CENTER]Кто не видел федеральную автодорогу «Лена», полюбуйтесь на некоторые виды.
[CENTER][/CENTER][CENTER][/CENTER][CENTER][/CENTER][CENTER][/CENTER][CENTER][/CENTER]Округ Нерюнгри в изобилии встречаются месторождения красного гранита. Почва насыщена красным и бордовым цветом. Из-за этого листья голубики приобретают сюрреалистичный пурпурный оттенок. Красота.
[CENTER][/CENTER]Встречаются и не очень твёрдые участки дороги. Ещё не утрамбованные. Этот бедолага (фото ниже) гонит кусочек японского хлама из Владивостока в Якутск. Сел на пузо. Троса нет. Оказали посильную помощь. Вытащили. А дождь всё не проходит. А грязная колея до горизонта.
«Как дальше поедешь?» — «Не знаю. Буду ждать, когда подсохнет».
Нам, однако, ждать не резон. Мы торопимся в магаданский аэропорт. Друга встречать.
[CENTER] [/CENTER]Асфальт присутствует вокруг Нерюнгри, а также от Алдана до Томмота. Местами предательски разбитый, то есть, 100-200 метров ровный, а потом яма слева, яма справа, яма посередине, тормоз, удар или удар потом тормоз. Короче, не разгоняйтесь.
Внедорожные качества Nissan Pathfinder позволили нам не останавливаться перед возникшими трудностями. В сумерках добрались до реки Амга и встали лагерем на берегу. Ночью на землю якутскую опустился зусман. Минус 0?С. Пришлось утепляться. Но это полбеды. Посреди ночи метрах в 10 от нас встала на ночлег развесёлая шлёп-компания. Видимо, страшно было вдали от людей останавливаться. Пока укладывались, врубили на всю музыку и матерились. Ну, не уродцы ли?
Утром мы проснулись раньше развесёлой шлёп-компании. Мстить своей музыкой и своим матом не стали. Тихонько собрались и уехали. К трём часам дня мы уже были в Нижнем Бестяхе, то бишь, насупротив Якутска. Якутск расположен на правом берегу Лены, а Нижний Бестях на левом.
Вопреки нашим надеждам дождь не только не прекратился, а разошёлся до масштабов ливня. Кругом лужи, грязь, сумеречно от низко нависших туч. Решили поискать ночлег в Нижнем Бестяхе и продолжить путь рано утром. Если дождь не перестанет, то, по крайней мере, завтра в нашем распоряжении будет весь световой день. Постоялого двора не нашли, зато нашли тётю Таню, которая сдаёт таким, как мы, бродягам угол за 800 рублей с бродяги. При всём богатстве выбора другой альтернативы не было, и мы заночевали на квартире у разговорчивой и простодушной тети Тани в детской комнате. Сливной бачок в туалете не работал. Горячей воды нет в принципе, но мы справились. Не графья, хоть и на арендованном Pathfinderе.
27 августа. Подъём в 5 утра. Взгляд в окно. Дождь моросит, но едва заметно. Это радует. В 6:00 распрощались с тётей Таней и вперёд. Наша дорожная карта говорит, что следующую ночь мы должны провести в Хандыге. Дорога поначалу, естественно, сырая, но не грязная, почва преимущественно песчаная; дорога неровная, но без колеи. Движемся довольно быстро. К тряске привыкли. Ближе к Чурапче почва становится чёрной, жирной, скользкой. Кажется, что из-под земли сочатся жидкие углеводороды типа мазута и смазывают дорожное полотно. (Бурить там надо немедленно безо всякой сейсморазведки). Колеи, однако, нет. Снижаю скорость до 20-40 км/час. Изношенные шины с трудом цепляются за скользкий грунт. Машину водит из стороны в сторону и заносит даже на скорости ниже 40 км\час. Якутский спиди-гонщик обгоняет нас на микроавтобусе УАЗ. Через пару км наблюдаем УАЗ в глубоком кювете, а спиди и его напарник беспомощно и грязно стоят на обочине. Вот этот КАМАЗ тоже газанул некстати, и снесло его на край дороги, откуда самостоятельно ему не выбраться. Одна радость: дождь, кажись, кончился.
[CENTER][/CENTER]Мы скоростью не увлекаемся. Движемся не быстро, но уверенно. Машина обрастает слоем липкой грязи. Протектор шин забит напрочь. На каждом колесе земляная оболочка. 207-ой км трассы. Слышим посторонний шум со стороны водителя: хлоп, хлюп, бам, ёпс. Выхожу из машины и что же зрю: отвалился бампер. Боковая его часть. Хлопает по дороге, держась за заднюю часть. (См. фото ниже). Всё понятно. Бампер наверняка снимали, а поставив назад, закрепили болтами только в задней части. Боковинки были просто вставлены без болтового крепления. Тряску пластмассовые зацепочки выдержали, а вот когда бампер изнутри заполнился грязью, потяжелел, то от тряски отвалился. Достал я набор инструмента Leatherman. Американская сталь как по маслу вошла в прочный японский пластик. Оттяпал отвалившуюся треть бампера. Понимаю, что боковине бампера со стороны пассажира тоже жить осталось недолго. Через пять минут всё повторяется. Хлоп, …, ёпс. Leatherman, обрезание. Пора и отметить отвал бампера. Съезжаем с дороги. Сначала обмываю в придорожном озерке отвалившиеся части бампера, потом пьём чай за здоровье оставшейся машины. Вот как это выглядело.
[CENTER][/CENTER][CENTE