Терентьев Иван Николаевич

Терентьев Иван Николаевичпервый секретарь Ульяновского обкома ВКП(б) 19 января 1943 г. – 5 марта 1949 г.

В июне 1942 г. Куйбышевский обком ВКП(б) подготовил записку «О разукрупнении Куйбышевской области», в которой были обоснованы причины выделения из территорий региона Ульяновской области. Эта записка была положена в основу разработки проекта административно-территориального деления в декабре 1942 г. В Ульяновскую область не были включены территории Сызранского района Куйбышевской области и Кузнецкого района Пензенской области. В то же время для поддержки промышленности Ульяновск получил сельскохозяйственные районы.  
19 января 1943 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР из территорий ряда районов Куйбышевской и Пензенской областей была образована Ульяновская область. В сложившейся системе власти «решающее» место занимали партийные структуры, поэтому первый секретарь областного комитета ВКП(б) концентрировал в своих руках все функции управления регионом и одновременно являлся «первым» и «ответственным» за регион лицом. К выбору кандидатуры «первого» секретаря работники ЦК ВКП(б) подошли кропотливо, и решение было принято только в конце декабря 1942 г.   На должность первого секретаря Ульяновского обкома ВКП(б) ЦК партии назначил молодого 35-летнего  бывшего первого секретаря Уссурийского обкома ВКП (б) Ивана Николаевича Терентьева, который на тот момент находился в резерве ЦК. Управленческая элита региона была сформирована из трёх групп. Первая сосредоточилась вокруг Ивана Николаевича Терентьева и состояла из резерва кадров центральных комитетов и комиссриатов. Вторая группа - в Куйбышеве, во главе со вторым секретарм Ульяновского обкома ВКП(б) И. Т. Зотовым. Именно он сумел своевременно предупредить районные структуры ВКП(б) и исполнительной власти о создании нового региона. В связи с образованием области была организована специальная комиссия по выделению кадров и разделу имущества с Куйбышевской областью.  
Иван Николаевич родился в 1908 г. в селе Верх-Нарым Забайкальской (Читинской) области (ныне село Верхний Нарым Забайкальского края). Трудовую деятельность начал рабочим на золотых приисках, с 1927 г. занимал пост управляющего горным смотрительством золотых приисков. В 1930 г. во время службы в ВМФ СССР вступил в ВКП(б), был избран первым секретарём партийной организации корабля. С 1937 г. переходит на партийную работу в должности первого секретаря Бикинского райкома ВКП(б). С 1938 г. и до 1942 г. находился на руководящей партийной работе на Дальнем Востоке, с октября 1938 г. – первый секретарь Уссурийского обкома партии. Затем до января 1943 г. находился на работе в аппарате ЦК ВКП(б). 16 января 1943 г. назначен на пост первого секретаря Ульяновского обкома ВКП(б). 
В 1988 г. проживавший в Куйбышеве Иван Николаевич направил в адрес партийного архива Ульяновского обкома КПСС свои воспоминания: «Ульяновская область рождалась в трудных условиях, в суровое время. Шла Великая Отечественная война. Враг еще топтал нашу землю. Все моральные и материальные силы отдавались народом одной цели: разгромить врага, уничтожить фашизм. Коммунистическая партия являлась организатором и вдохновителем этой великой цели. Рабочий и крестьянин, воин и ученый, коммунист и беспартийный, мужчина и женщина – все работали и воевали на пределе своих сил.
Вот в таких условиях 19 января 1943 г., состоялось постановление Политбюро ЦК ВКП(б) и принят Указ Президиума Верховного Совета СССР об образовании Ульяновской области в городе Ульяновске. В состав Ульяновской области были включены города Ульяновск и Мелекесс; Астрадамовский, Базарносызганский,Барышский, Богдашкинский, Вешкаймский, Инзенский, Карсунский, Кузоватовский, Майнский, Малокандалинский, Мелекесский, Николочеремшанский, Новомалыклинский, Новоспасский, Павловский, Сенгилеевский, Старокулаткинский, Старомайнский, Сурский, Тагайский, Тереньгульский, Ульяновский, Чердаклинский районы выделены из состава Куйбышевской области, Барановский и Николаевский районы – из состава Пензенской области.
Этим же постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) было образовано бюро Ульяновского областного комитета ВКП(б) в составе: Ивана Николаевича Терентьева – первого секретаря, Ивана Тихоновича Зотова – второго секретаря, Герасима Ивановича Валетова – третьего секретаря, Ивана Семеновича Зыкова – секретаря по кадрам, Рябова (имя, отчество забыл) – секретаря по пропаганде, Кузьмы Венедиктовича Киселева – председателя облисполкома, Вадима Алексеевича Жаркова – первого секретаря обкома комсомола, Виктора Гавриловича Иванова – начальника областного управления госбезопасности, В. К. Гребня – секретаря Ульяновского горкома ВКП(б).
Перед назначением в Ульяновск я работал в Москве в аппарате ЦК ВКП(б). Товарищи Г. И. Валетов, И. С. Зыков, К. В. Киселев, В. Г. Иванов, В. А. Жарков. также работали в Москве (Зыков в аппарате ЦК), остальные в различных организациях. Поэтому на второй день после образования области мы собрались в ЦК ВКП(б) в комнате, в которой я работал, можно сказать, провели первое заседание бюро обкома партии. Определив каждому, что надо сделать в Москве до отъезда, решили в ближайшие дни выехать к месту нового назначения. Все присутствующие на заседании бюро хорошо понимали, какая ответственность лежит на каждом. Мы с К. В. Киселевым решили побывать в некоторых наркоматах и ведомствах. Нас принял народный комиссар финансов СССР А. Г. Зверев, народный комиссар земледелия И. А. Бенедиктов, народный комиссар торговли СССР А. В. Любимов. Побывали мы и в других организациях, где решили финансовые, торговые, снабженческие и другие хозяйственные и организационные вопросы.
<…> 21 января <…> я выехал в Ульяновск. С большим волнением и чувством ответственности ехал в Ульяновск – город, где родился и жил в юности Владимир Ильич Ленин. На железнодорожном вокзале меня встретили первый секретарь горкома партии В. Г. Гребень и председатель горсовета И. М. Солнцев. Всю ночь в гостинице мы провели в беседе. Положение в городе они знали основательно и на вопросы отвечали уверенно. Положение в городе было сложное. Шла война, и это чувствовалось во всем. <…> Война, как известно, сопряжена с трудностями. Не обошли эти трудности и Ульяновск. Город был буквально забит эвакуированными предприятиями, учреждениями, военными училищами, учебными заведениями. По решению правительственных органов в Ульяновске были размещены Наркомат речного флота РСФСР, Наркомат внешторга СССР, тыловые и хозяйственные службы Военно-морского флота, Управление шоссейных дорог НКВД СССР, частично Приволжский военный округ, шесть военных училищ, эвакогоспитали, институты и др. Здесь же находился штаб Волжской военной флотилии во главе с контрадмиралом Рогачевым. В Ульяновск были эвакуированы заводы и фабрики из Москвы, Киева, Харькова, Витебска и других городов, временно оккупированных немецко-фашистскими войсками. О плотности заселения города говорит такой показатель: из 35 школьных зданий 25 были заняты фабриками, заводами, госпиталями и разными учреждениями. Естественно, что в городе увеличилось количество жителей. Норма жилплощади на 1 человека сократилась до 2 – 3 квадратных метров.
<…> Основная цель образования области состояла в том, чтобы приблизить руководство к промышленности, сельскому хозяйству, социально-культурным сферам – следовательно, включить все резервы и дать новый импульс в работе. Особенно это касалось сельского хозяйства, некоторые районы которого находились в запущенном состоянии.
На первых порах перед нами встали три основные задачи: вопервых, разместить в переполненном городе областные организации, во-вторых, укомплектовать штаты, в-третьих, установить связи с центральными органами и местными организациями.<…> Накануне образования области я был вызван к секретарю ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову. Беседовал он со мной около часа. Кратко рассказал о положении на фронте, сказал о трудностях и посоветовал при формировании области рассчитывать на местные ресурсы. Мне лично он настоятельно внушал, чтобыя как первый секретарь всегда был правдив, чтобы мои указания всегда были реальны, чтобы в речах секретаря приводимые факты соответствовали действительности. Иначе, говорил он, руководитель теряет авторитет и доверие парторганизации. Правда и правда во всем, повторял он неоднократно.
<…> Вскоре область получила вполне опытных подготовленных работников: Д. Н. Бакун – зав. ОблОНО, Тарасова – начальника областного управления сельского хозяйства, Коптева – зав. облздравом, Карнаухова – зав. облторготделом, Пойлевкина и других работников. Кроме того, по указанию ЦК партии, из Куйбышевского обкома ВКП(б) была откомандирована в Ульяновск большая группа руководящих работников. Все они были утверждены заведующими и заместителями отделов обкома партии. Запомнились из них: Шахов, Никитин, Воронков, Покровский, Альшин, Орлова и др. Все они, кроме Орловой, «прижились» и продолжили работать. В подборе и расстановке кадров большую работу провел секретарь обкома партии по кадрам Иван Семенович Зыков – опытный кадровик. До направления в Ульяновск он много лет проработал в Управлении кадров ЦК ВКП(б).Постепенно были установлены деловые связи с Наркоматами СССР, РСФСР, Центральными ведомствами путем деловых бумаг и личных контактов.Для ознакомления с делами области было созвано областное совещание первых секретарей райкомов и горкомов партии, председателей Горрайсоветов. Детально обсудили вопрос о значении образования Ульяновской области, очередные задачи и главные из них – состояние сельского хозяйства и выполнение оборонных заказов. Во время работы совещания я встретился с каждым в отдельности первым секретарем райкома партии и получил информацию о положении дел в районах. Мы не стали «перетряхивать» руководящие кадры, оставили всех на своих местах. Время показало, что поступили правильно. На этом закончился первый этап образования области, о чем я, по поручению бюро обкома, доложил Центральному Комитету ВКП(б).
Начало практической работы вновь образованной области выпало на середину Великой Отечественной войны – трудности колоссальные, сейчас трудно представить, в каких условиях начиналась организующая роль областной парторганизации: ограниченное снабжение населения продуктами питания, нехватка людей на заводах и фабриках, старики и женщины в колхозах и совхозах, септическая ангина в сельской местности. Все это надо было пережить, выстрадать и выстоять.» 
Территория Ульяновской области на момент образования представляла собой типичный регион Среднего Поволжья, где в экономике превалировало сельское хозяйство, в населении – сельская его часть. Согласно переписи 1939 г., на территории Ульяновской области в рамках её границ на 19 января 1943 г. проживало 1185025 человек. По данным переписи 1939 г., городское население в рамках Ульяновской области составляло 16 %, а на 1 июля 1943 г. – уже 26 %. 
Период с 1943 по 1949 гг. был одним из самых тяжёлых периодов в истории региона и его жителей. В 1943 г. в сельское хозяйство Ульяновской области достигло критических показателей результатов работы, что не приминуло отразится на уровне жизни аграриев и животноводов. Перенаселенный Ульяновск находился на грани коммунального коллапса. Все это предстояло решить в суровых условиях Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. 
Первые месяцы своей работы руководители региона посвятили выделению имущества Ульяновской области из состава Куйбышевской области. Самые серьезные трудности возники при выделении фондов продовольствия. В апреле 1943 г. первый секретарь Ульяновского обкома ВКП(б) И. Н. Терентьев писал Секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Андрееву и зампреду СНК СССР А. И. Микояну с просьбой решить вопрос снабжения области продовольствием и выделить требуемые продукты питания. В 1 квартале 1943 г. фонды на продовольственные и промышленные товары выделялись из Куйбышевской области. Но в феврале и марте количество жителей области, в основном за счет эвакуированных граждан,  а также мобилизаций в промышленности, увеличилось, за счёт чего недостаток составил 1013 т муки. Руководству области пришлось пойти на сокращение отпуска хлеба населению в сельской местности с 600 г до 500 г и иждивенцам вместо 400 г 250–300 г. Наступил солевой кризис, когда из необходимых 2085 т область получила только 400 т. Не были отоварены карточки рабочих и служащих важнейших предприятий. Фонды обуви и одежды были получены всего на 30–40 %, а в них особенно нуждалось новое городское население – эвакуированное население, молодые рабочие, окончившие школы ФЗО и РУ. В итоге, в конце марта распоряжением А. Н. Микояна, которое последовало после визита к нему Ивана Николаевича, фонды Куйбышевской области были разбронированы, но Ульяновск получил от них недостаточно. Так, недополученные 96 т сахара Куйбышев компенсировал 60 т, притом что разбронировано было 700 т. Карточки рабочих и служащих Ульяновской области на жиры в 1 квартале были неотоварены из-за того, что из фондов не было получено 127 т.  Уже со  2 квартала 1943 г. область получила свои фонды, и снабжение населения было восстановленно в объеме, соответствующем установленным нормативам.
Первая проблема, о которой заявил Иван Николаевич на первой партийной конференции – жесточайший кадровый голод. Причин было несколько – и призыв в действующую армию, и отзыв работников на освобождённые от оккупации территории. Так, осенью 1943 г. из Ульяновска на работу в Белорусскую ССР был отозван Кузьма Венедиктович Киселев – председатель Ульяновского облисполкома. Возглавив республиканский наркомат Иностранных дел, он подписывал договор о создании Организации Объединенных Наций. Уже летом 1945 г. Терентьев рядом писем и на личных встречал с Г.М. Маленковым и представителями Политуправления Советских войск в Германии просил откомандировать еще не демобилизовнных партийных и советских работников в распоряжение Ульяновского обкома партии. Благодаря таким просьбам, к 1946 г. удалось почти полностью укомплектовать партийный и советский аппарат, ответственные хозяйственные должности,  также сформировать, говоря современным языком, кадровый резерв.  Решение проблем с руководящими кадрами в сельском хозяйстве было нйдено в курсовой подготовке, в которой принимали участие и первые лица области. Так, на проходивших в Ульяновске в ноябре 1943 г. курсах председателей колхозов (свыше 700 обучающихся) Иван Николаевич читал вводный курс о задачах и системе работы колхозов, а второй секретарь И.Т. Зотов 210 часов разбирал с курсантами устав сельскохозяйственной артели. 
Благодаря хорошим личным связям с командованием Военно-морского флота, Иван Николаевич ускорил отъезд частей наркомата из Ульяновска, а полученные площади немедленно распределялись на нужды промышленности и населения. Но решить многочисленные проблемы коммунального хозяйства г. Ульяновска даже в послевоенные годы не представлялось возможным. Перенаселенность города оставалась значительной. Даже с условием ввода в эксплуатацию барачных строений, кирпичных домов несколько сот человек проживали в землянках. 
В военные годы критических показателей своей работы достигло сельское хозяйство. Однако, кризис был не столько реальным, сколько искусственным. Основной причиной кризиса стало значительное сокращение сельскохозяйственных машин и мехнической тяги ввиду мобилизации техники на фронт. За областью числились более 800 списочных тракторов, которые были разукомплектованы либо изношены и восстановлению не подлежали. Между тем, данная техника учитывалась  при планировнии количества посевных площадей, а следовательно, и объема урожая, которые аграрии должны были сдать государству.  Не удалось заменить трактора и машины живым тяглом. Поголовье лошадей в регионе снизилось с 52100 голов в 1941 г. до 22700 в 1945 г. Поэтому уже в первые послевоенные месяцы Ульяновский обком ВКП(б) просил ЦК партии дать разрешение завезти в колхозы области 10 тысяч лошадей из Германии. Расхождение планирования объемов поставок сельскохозяйственной продукции государству и реальной обстановки дел привели к образованию значительной задолженности. В итоге, резко снизилась натуральная оплата трудодней в колхозах (с 2 кг зерна в 1941 г. до 150 – 200 гр. в 1943 г.). И только списание в 1944 г. задолженности, а также неисправной сельскохозяйственной техники позволило аграриям преодолеть кризисные явления. В послевоенные годы для помощи сельскому хозяйству обком партии прибегал к всевозможным мерам. На посевную, уборочную компании,  также на хлебозаготовки на два дня был мобилизовн весь имеющийся в регионе автомобильный и гужевой транспорт, вне зависимости от его принадлежности, в колхозы направлялись до 1000 человек из партийного и советского актива, и свыше 30000 человек из городов и райцентров области.  
В  конце 1946 г. И.Н. Терентьев писал в ЦК ВКП(б) «В связи с тем, что за последние годы произошло значительное сокращение поголовья скота в колхозах, а нормы обложения с гектара остались прежними, многие колхозы испытывают серьёзные затруднения с выполнением планов поставок животноводческой продукции. Из 1274 колхозов выполнили план поставок мяса 567 колхозов, молока – 278 колхозов, яиц – 513 колхозов, брынзы 497 колхозов и шерсти – 614 колхозов. Молока колхозы сдали в среднем от каждой фуражной коровы по 560 литров, должны же сдать, чтобы выполнить план молокопоставок в среднем больше 1200 л. По ряду же районов при планировании количества литров удоя на один гектар колхозам подлежало сдавать по 1800 – 2000 литров на одну фуражную корову. Областной комитет ВКП(б) и облисполком поставили вопрос перед Правительством СССР и ЦК ВКП(б) об уменьшении норм обложения колхозов продуктами животноводства: по мясу до 1 кг, молока – до 3,5 л. с одного гектара облагаемой земельной площади, и списании недоимки прошлых лет: мяса 13384 центнера и молока 112477 гектолитров». 
На первой областной партийной конференции, которая проходила в Ульяновске в 1944 г., Иван Николаевич подверг резкой критике региональных производителей товаров широкого потребления: «Несмотря на то, что местная промышленность и промысловая кооперация выполнили годовой план, они далеко не удовлетворяют потребности населения. Возьмем бытовое обслуживание трудящихся. В 1943 г. было отремонтировано 450 тысяч пар обуви и одежды на 3 млн. 800 тыс. руб. Мыла, выпущенного местной промышленностью, приходится в год на душу 23 грамма. Понятно, что если положиться на руководителей местной промышленности, промысловой и инвалидной кооперации, будешь ходить разутый, оборванный и грязный. Работники местной промышленности и промысловой кооперации далеко не всегда прислушиваются к запросам и нуждам населения. Например, в 1943 г. артели выпустили на рынок 25 тонн зубного порошка. Это хорошо. Но они не дали ни одной зубной щётки, чем поставили потребителя порошка в затруднительное положение. В Ленинском районе г. Ульяновска есть артель "Красный гончар". Рабочих там 6 человек, а служащих – 10». 
Во время работы в должности первого секретаря Ульяновского обкома партии Ивану Николаевичу удалось решить серьёзную для Ульяновска проблему, которая в 1930-е гг. не позволила городу стать крупным индустриальным центром – недостаточное количество электроэнергии. В 1943 г. суммрная мощность производимого в городе электричеств не превыгала показатель в 1200 кВт. Это сказывалось на работе предприятий, а единственным средством поддерживать работу наиболее крупных организаций стали веерные отключения электричества среди населения, государственных учреждений и организаций. В 1945 г. электроэнергией г. Ульяновск обеспечивала городская электростанция мощностью в 800 кВт., от 500 до 1000 кВт. поставлял завод № 3 им. Володарского, ещё 3500 кВт. стала передавать ТЭЦ Ульяновского автозавода. К 1946 г. была полностью построена и введена в работу электростанция Ульяновского автомобильного завода мощностью 12000 кВт., что на несколько лет опережало потребность города в электроэнергии. Восстановление работы системы общего образования также находилось на контроле первого секретаря обкома, и о чем он требовал докладывать на заседании пленумов и политбюро комитета. Переломным моментом в развитии школ региона стал 1943 г. Трехсменное расписание было заменено двухсменным. Работники обкома совместно с отделом народного образования установили причины выбытия в течение учебного года  учеников - плохое материальное состояние учеников и неважное снабжение школ. (в 1942 – 1943 учебном году на территории Ульяновской области 1135 школ, на начало года - 153490 учеников, на конец года – 114812).  В результате полученных выводов в 1943 г. на территории Ульяновска было дополнительно открыто 3 мужских и 6 женских школ. В первый же послевоенный год  в школы Ульяновской области по требованию обкома завезли 257700 учебников и 3365556 комплектов тетрадей, что составило 105 % от требуемого. 
Свой вклад внёс Иван Николаевич и в развитие Ульяновского педагогического института. В документах отложился ряд прошений, поданных лично первым секретарем Ульяновского обкома партии на имя Заместителя Председателя Совета министров СССР В.М. Молотова с просьбой решить вопрос об открытии на базе университета факультета иностранных языков. Этому способствовали и штат преподавателей, и наличие большого количества литературы на иностранных языках в библиотеках города.  
Подводя итог почти шестилетней деятельности Ивана Николаевича на посту руководителя Ульяновской области, необходимо отметить следующее. В установках к составлению пятилетнего плана восстановления и развития народного хозяйства по Ульяновской области за 1946 – 1950 гг. значилось: «При составлении пятилетнего плана должна иметься ввиду послевоенная перестройка и дальнейшее развитие народного хозяйства области, в результате чего довоенный уровень должен быть значительно превзойдён».  Во всех сферах экономики Ульяновской области, в образовании и культуре, довоенный уровень к 1949 г. был превзойдён и полностью перевыполнен. Это позволяет нам говорить о том, что к 1949 г. Ульяновская область полностью восстановилась от тягот и лишений военного времени.  В этом немалая заслуга первого секретаря Ульяновского обкома ВКП(б) Ивана Николаевича Терентьева. 
Ульяновск не обошла стороной послевоенная волна репрессий.  Иван Николаевич был отстранен от должности 5 марта 1949 г. согласно постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) от 24 февраля 1949 г. «О фактах разложения некоторых руководящих работников Ульяновской областной парторганизации», а 21 июля 1949 г. арестован. Четыре года провел в заключении. После пересмотра уголовного дела в марте 1953 г. Иван Николаевич был амнистирован и полностью оправдан. Его вызвали в Москву, вернули партбилет и назначили Председателем государственной комиссии по приемке Омского нефтеперерабатывающего завода.   Затем, вплоть до выхода на пенсию, работал заместителем директора Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода. После выхода на пенсию проживал в г. Куйбышев (ныне Самара). Дальнейшая судьба Ивана Николаевича, а также сведения о родственниках для современных исследователей не известны и требуют дальнейшей поисковой работы.


Список источниковГосударственный архив новейшей истории Ульяновской области (ГАНИУО) Ф. 57 а. Оп. 2. Д. 578. Л. 3., 4.
ГАНИУО Ф. 8. Оп. 1. Д. 1. Л. 1.
Забалухина, Н.В., Пашкин, А.Г. Симбирский – Ульяновский край в новейшей истории России. 1917-1991. Люди. События. Факты. – Ульяновск, 2012. – С.81
Забалухина, Н.В., Пашкин, А.Г. Указ. соч. – С. 170 – 172
Справочник административно-территориального деления Симбирской губернии – Ульяновской области 1648 – 1985 гг. – С. 49; ГАНИУО Ф. 8. Оп. 5. Д. 282. Л. 1 – 12.
ГАНИУО Ф. 8. Оп. 1. Д. 400. Л. 14. 61.; Д. 399. Л. 9.
ГАНИУО Ф. 8. Оп. 4. Д. 256. Л. 34., 35., 36.
ГАНИУО Ф. 8. Оп. 1. Д. 100. Л. 11, 12 об., 13 об.
ГАНИУО Ф. 8. Оп. 3. Д. 127. Л. 67. 29.; Д. 128. Л. 4., 5., 6., 15. 30.; Д. 125. Л. 25. 31.; Оп. 4. Д. 256. Л. 26., 27.
ГАНИУО Ф. 8. Оп. 4. Д. 256. Л. 31., 33.
ГАНИУО Ф. 8. Оп. 2. Д. 1. Л. 7 об., 8.
ГАНИУО Ф. 8. Оп. 4. Д. 253. Л. 5., 7., 9. 55.; Д. 256. Л. 11., 12.; Д. 8. л. 20.
ГАНИУО Ф. 8. Оп. 6. Д. 357. Л. 3.; Ф. 13. Оп. 1. Д. 1190. Л. 36.
ГАНИУО Ф. 8. Оп. 4. Д. 253. Л.14., 15.
ГАНИУО Ф. 8. Оп. 4. Д. 256. Л. 1.; Д. 262. Л. 12.
Забалухина, Н.В., Пашкин, А.Г. Указ. соч. – С. 96
Вознесенский, Л.А. Истины ради. М: Республика, 2004. – С.337 – 338