Теренин Михаил Николаевич

Теренин Михаил Николаевич (8 мая 1839 г. - 21 (по другим данным 22) ноября 1899 г., Симбирск)   Симбирский гражданский губернатор, действительный статский советник, тайный советник. [1]
Из дворян Казанской губернии. Предки рода Терениных владели землями на территории Симбирской губернии с 1695 г.. 14 мая 1865 г. М.Н. Теренин с отцом и братьями был причислен к симбирскому дворянству. Отец, Николай Михайлович Теренин, действительный статский советник, мать, Александра Степановна, урожденная Стрекалова, дочь генерал-лейтенанта, до замужества фрейлина Ея императорского Величества. Имел братьев: Александра (1840 г. р.) и Степана (1846 г. р.).
Родился 8 мая 1839 г.
М.Н. Теренин получил домашнее образование. 11 апреля 1856 г. поступил на военную службу унтер-офицером в 4-й резервный дивизион Лейб-гвардии конного полка. 25 марта 1858 г. получил первый офицерский чин. 9 ноября 1863 г. уволен в отставку штаб-ротмистром.
В 1861 г. избирался кандидатом к мировому посреднику Буинского уезда. В 1865 г. избран депутатом дворянства от Буинского уезда и определён мировым посредником 1-го участка в том же уезде.
14 января 1866 г. М.Н. Теренин был избран Буинским уездным предводителем дворянства. М.И. Чайковский, литератор, брат композитора П.И. Чайковского, назначенный в 1870 г. в Симбирскую губернскую палату уголовного и гражданского суда, отзывался о братьях Терениных, с которыми познакомился во время служебной командировки в г. Буинск, как о «необыкновенно милых людях».  [2]
24 мая 1871 г. М.Н. Теренин избран Симбирским губернским предводителем дворянства. 28 августа 1871 участвовал в приеме посетившего Симбирск императора Александра II. “Его Величество остановился в доме Дворянского собрания”. В августе 1873 г. пожалован в звание камергера Высочайшего двора. 1 апреля 1879 г. получил чин действительного статского советника. Неоднократно избирался в почетные мировые судьи по Буинскому уезду.
8 января 1887 г. назначен Симбирским гражданским губернатором. 22 января, “во время Высочайшего бала в Зимнем Дворце имел счастие представляться Его Величеству Государю Императору”. Вступил в должность 5 февраля 1887 г.
“Теренин, крепостник в высшей степени, симбирский дворянин и помещик, необразованный, бывший военный; с брюшком, непредставительный, плохой работник, ухаживавший за архиереями и губернаторами, пока сам был небольшой птицею, держал себя гордо, надменно в сношениях с низшими, а иногда и равными, был с высшими же и равными натянуто любезный (двойственно). Имел наружный военный лоск. Любил собачью охоту, почему в своем имении держал не только охотничьи своры, но целый собачий двор… Был… гостеприимен, хлебосолен”, - характеризовал губернатора И.Я. Яковлев.
В августе 1887 г. Симбирский губернатор пожертвовал 50 рублей в пользу пострадавших от землетрясения в Семиреченской области, случившегося 28 мая 1887 г.  [3] 29 июня 1888 г. в Симбирске произошел пожар, уничтоживший около 200 домов. “Губернским начальством немедленно был образован комитет для оказания помощи погорельцам и открытая подписка на сбор пожертвований, лишь в пределах губернии, дала, в короткое время, столь блестящие результаты, что не только все погорельцы были удовлетворены, но еще оказался остаток…”.
В 1889 г. М.Н. Теренин произведён в чин тайного советника.
1 сентября 1890 г. в Симбирской губернии было введено положение о земских участковых начальниках, одна из знаковых контрреформ эпохи правления императора Александра III. Должность сосредотачивала в руках представителей родовитого дворянства административную и судебную власть на местах.
«Все земские начальники, собственно говоря, не что иное, как провинциальные чиновники, назначаемые административной властью. Обыкновенно это отставные офицеры, юнкера, не окончившие курс высших учебных заведений дворяне, одним словом, лица самого второстепенного сорта. Конечно, я не говорю о некоторых исключениях, которые, может быть, есть; конечно, между земскими начальниками, как исключение, есть порядочные люди, люди соответствующие. Итак, институт земских начальников, можно сказать, вполне не удался и принес много вреда России. Но самый большой вред заключается в том, что его... не решаются уничтожить, потому что в этом институте видят опору порядка, опору консерватизма. ...Институт же земских начальников не может внедрить законности, потому что действия земских начальников основаны не на законе, а большей частью на административном усмотрении»  [4]. В преддверии реформы, “выражая свои чувства по поводу Высочайшего рескрипта 21 апреля 1885 г. …, симбирское дворянство высказало… уверенность в том”, что… “предпринятые преобразования дадут ему возможность спокойно жить в своих деревнях, создав ту власть, отсутствие которой заставляет ныне страдать и дворянина, и крестьянина”. В ответ на это дворянству было объявлено, что “достижение указываемой ими цели будет служить основанием предпринимаемых министром внутренних дел работ по образованию местных учреждений”.
М.Н. Теренин, внедрявший реформу в Симбирской губернии, был непосредственно связан с консервативным дворянством и много лет представлял его интересы. “До введения еще нового положения о земских начальниках, … многие из лиц, намеченных на эти должности, толковали, что для русского мужика нужна розга и палка, тогда только он будет хорош и будет уважать власть”.
Начальник Симбирского губернского жандармского управления полковник П.М. фон Брадке в доверительном письме директору Департамента полиции  П.Н. Дурново П.Н. сообщал:
“При представлении Ребровского к назначению земским начальником между Симбирским губернатором и губернским предводителем дворянства возникли пререкания: губернский предводитель дворянства, зная, что Ребровский не безукоризненной нравственности, был против его назначения, во время отъезда губернского предводителя дворянства в отпуск… Ребровский был помещен в список кандидатов на должность земского начальника по Буинскому уезду – где уездным предводителем дворянства сын губернатора Н.М. Теренин, и, таким образом, все-таки был назначен земским начальником.
Неурожай 1891 г., “черного года Поволжья”, сильно ударил по хозяйственной и общественной жизни Симбирской губернии. 1 сентября 1891 г. в Симбирске начал действовать возглавляемый М.Н. Терениным Губернский комитет для подания помощи населению, пострадавшему от неурожая. Данный комитет приступил к работе ранее аналогичных органов помощи населению, созданных под эгидой главного попечительства Красного Креста и Симбирской епархии. В том же 1891 г. пожар уничтожил более половины уездного г. Сенгилея.
А.П. Родионов записывал в дневнике 28 сентября 1891 г.: ««Один из наших Помпадуров», т. е. Симбирский Губернатор Мих/аил/ Ник/олаевич/ Теренин издал, на днях, прекурьезных циркуляр Земским Начальникам Симбирской Губернии: «Ввиду ныняшняго неурожая, наблюдать за тем, чтобы крестьянские бабы не рядились в красные сарафаны»!.. Что сие означает?!. Явную ли ограниченность главы здешней администрации?!. Или явное доказательство того, что Михаил Николаевич не делает ничего без «приказания свыше», т. е. своей супруги Надежды Валериановны?!!.. Надо полагать, что он грешен, как в том, так и в другом».  [5] В том же дневнике А.П. Родионов воспроизвел в дневнике корреспонденцию “Злые стихии. Симбирск 24-го сентября” журналиста С. Шарапова, помещенную в газете “Новое Время” в 1891 г.:
“Странное, хотя не скажу, чтобы неприятное … ощущение испытывает путник …, высадившийся в Симбирске и сразу из привычной “европейской” обстановки попавший в бытовые условия начала царствования императора Николая. Припомните описание губернского города у Гоголя … - вот вам живой Симбирск. Обширные немощенные площади с собором и присутственными местами, около которых растет травка. Отсутствие всякого движения и жизни и какая-то сонно-торжественная тишина. Редкие пешеходы-чиновники и еще более редкие дамы, совсем чуждые погони за модами. “Нумера” вместо гостиниц, где вам говорят: “есть комнатка, да дорогая – полтора рубля!” и угощают обедом “суп лапша, жаркое гусь”… Будочники в серой амуниции, только без алебард… Деревянные мостки вместо тротуаров. Стук редкой извозчичьей пролетки, заставляющей обывателя оборачиваться и смотреть, кто проехал, и … петербургские газеты, в навигацию – на пятый, а “сухой” погодой– на девятый день!
Вот вам Симбирск, когда-то “дворянский город”, гордый центр особенного “столбового дворянства”…, а теперь запустевший, оставшийся в стороне от всякого движения, “ничей” город, не имеющий ни торговли, ни промышленности, ничего, кроме губернатора (кстати, и губернатор – местный землевладелец), архиерея, земства, да полного комплекта губернских, административных, судебных и общественных учреждений, делающих свое привычное дело по будничному, без шума и суеты…”.
С 1 июня 1892 г. в пределах губернии началась холерная эпидемия. Было зарегистрировано 18621 случаев заболевания, скончалось 8180 человек. В связи с эпидемией “…господином Министром внутренних дел дано Симбирскому губернатору указание употребить телесное наказание за распространение ложных слухов по случаю появления холерной болезни”. На практике это приводило к различным злоупотреблениям со стороны местной администрации, в том числе и от земских начальников.
В несомненную заслугу М.Н. Теренину можно поставить привлечение на службу в Симбирск талантливых администраторов, в частности, приглашение на должность Симбирского полицмейстера с 17 июня 1888 г. из Казанской губернии Спасского уездного исправника В.А. Пифиев. В.А. Пифиев возглавлял Симбирскую полицию до  своей кончины 16 апреля 1916 г. и, по отзывам современников, “едва ли в… городе… была более популярная, более типичная личность…”.
За годы службы в Симбирской губернии М.Н. Теренин награждался орденами: Св. Владимира 4-й ст., Св. Станислава 2-й ст. с императорской короной, Св. Анны 1-й ст.
Отбыл из Симбирска 3 января 1893 г. в Санкт-Петербург по делам службы, управление губернией сдано вице-губернатору С.Д. Ржевскому.
22 января 1893 г. М.Н. Теренин был назначен Владимирским губернатором.  Занимал этот пост до начала 1897 г. В мае 1896 г. принимал участие на коронационных торжествах императора Николая II и императрицы Александры Федоровны в Москве.
26 октября 1896 г. М.Н. Теренин вновь избран почетным мировым судьей Буинского уезда, в должности которого оставался до конца жизни.
Награждался орденом Св. Владимира 2-й ст.
Скончался в Симбирске 21 (по другим данным 22) ноября 1899 г. от водянки; похоронен в с. Киять Буинского уезда Симбирской губернии на семейном кладбище при храме. Сохранившееся, при Богоявленской церкви с. Киять Буинского района Республики Татарстан, беломраморное надгробие в форме аналоя, высотой 1,05 м, имеет на лицевой стороне надпись:
«Поступающий по прав/д/е
идет к свету.
От Иоанна гл.III Ст.21
---
МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ
ТЕРЕНИН
Родился 8 мая 1839 г.
Скончался 21 ноября 1899 г.».  [6]
Был дважды женат. От первого брака с дочерью отставного генерал-майора Александрой Петровной, урожденной Струковой, родились сыновья Николай (1861 г. р.), впоследствии Буинский уездный предводителя дворянства, и Петр (1863 г. р.). 20 декабря 1914 г. буинский уездный предводитель дворянства, коллежский секретарь Николай Михайлович Теренин был назначен исполняющим должность Холмского вице-губернатора.
От второго брака, заключённого в 1875 г. с дочерью отставного титулярного советника Надеждой Валерьяновной, урожденной Дьяковой (1851 г.р.), родились сыновья Валерьян (1876 г. р.), Михаил (1879 г. р.) и дочь Елизавета (1877 г. р.). По отзыву И.Я. Яковлева, Н.В. Теренина “отличалась чванством, самодурством, крепостническими наклонностями”.
Совместно со второй женой владел 5221 десятиной земли в Симбирской и Казанской губерниях. Имел конный завод в с. Киять.
 

 
1. Горбунов К.Е., Сивопляс И.Э., Шабалкин А.Ю. Симбирские гражданские губернаторы: Материалы к историко-биографическим очеркам. - Ульяновск: ИПКПРО, 2003. - с. 134 – 139.
2.  Петров С.Б. Модест Чайковский в Симбирске// Симбирский вестник. Историко-краеведческий сборник. – Вып.1. – Ульяновск, 1993. – С.56.
3. ГАУО, Ф.88, Оп.5, Д.748 Л.26.
4. Витте С.Ю. Воспоминания.- Т.1.- М., 1960.- С. 300.
5. ОРК УГОНБ. Дневник А.П. Родионова. – Т.1. – С.249, 336.
6. Симбирянин, № 2226, 4 января 1915 г. – С.3.