Столыпины

Столыпины

 

Е.А. Арсеньева      П.А. Столыпин


Дворянский род, ведущий свое начало от  Григория Столыпина., жившего в конце XVI в. Его сын, Афанасий Григорьевич,в 1627—1631 гг. упоминается муромским городовым дворянином, а внук Сильвестр Афанасьевич,также состоявший в муромских дворянах, за службу в войну с Польшей (1654—1667 гг.) в 1672 г. был пожалован в московские дворяне и награжден вотчиной в Муромском уезде.

Сохранились документы середины XVIII века, подтверждающие наличие имений Столыпиных в Симбирском Поволжье. Есть основания предположить, что представители рода появились здесь уже в конце XVII века. В 1693 г. братья Семён и Василий, дети Сильвестра Столыпина, получили, вероятно, по наследству, имение с наделом в 70 четвертей земли за рекою Сурою на речках Маис и Ночка, впадающих в реку Инзу [1]. Количество владений Столыпиных в Пензенской, Симбирской, Саратовской и других губерниях России впоследствии значительно умножилось. В Симбирской губернии имел обширные владения Алексей Емельянович Столыпин (1744 -1817 гг.), прадед П.А. Столыпина и М.Ю. Лермонтова. Владения здесь он получил в возрасте 13 лет по наследству от отца капитана Емельяна Семеновича Столыпина, скончавшегося в 1757 г. В то время отрок Алексей учился в гимназии при Московском университете. В 1761 г. юноша подписался так: «армии порутчик и Его Императорского Величества лейб кампании гранадер Алексей Емельянов сын Столыпин» [2].

В том же году лейб – кампания была распущена, и он вышел в отставку. A. M. Тургенев так описал молодого Столыпина: «С молодых дней бывал ирой, забиякой, собутыльником Алексею Орлову...» [3]. Дружбу с братьями Орловыми, фаворитами императрицы Екатерины II, Алексей Столыпин поддерживал долгие годы. Другом Орловых был симбирянин Афанасий Степанович Мещеринов. Он помогал им выбирать наиболее ценные наделы на территории Симбирского Поволжья, из которых сложилось огромное имение Усолье. По просьбе Владимира Григорьевича Орлова, директора Петербургской Академии наук, в 1769 г. Мещеринов сопровождал учёных академика Палласа, Лепехина и Фалька в их экспедиции по Симбирскому краю. До 1770 г. Алексей Столыпин был не женат, а у Мещеринова расцветала дочь на выданье. Молодых познакомили... В счастливом браке Алексея Емельяновича и Марии Афанасьевны Столыпиных родились многочисленные дети: Елизавета (1773 - 1845), поручица, в замужестве Арсеньева; Александр (1774 - 1846), адъютант  А. В. Суворова, общественный деятель; Екатерина (1775 - 1830), в замужестве генеральша Хастатова; Александра (1777 - 1842), в замужестве Евреинова, вице - губернаторша; Аркадий (1778 - 1825) - сенатор; Петр (1780 - 1797); Николай (1781 - 1830) - генерал - лейтенант; Татьяна (1782 -?); Дмитрий (1785 - 1826) - генерал - майор; Наталья (1786 - 1851), вышедшая замуж за своего четвероюдного брата Григория Даниловича Столыпина, кригс - цалмейстера, соединив ветви рода; Афанасий (1788 - 1866 гг.), штабс-капитан, участник Бородинского сражения [4]. Все названные Столыпины имели отношение к Симбирскому Поволжью. «У Алексея Емельяновича, - писала исследователь Т.Н. Кольян, - были наследственные вотчины в Симбирском крае. Возможно, старшие дети А. Е. и М. А. Столыпиных (в том числе Елизавета Алексеевна, бабушка М. Ю. Лермонтова), родились именно там» [5]. Сохранилось свидетельство, согласно которому граф Иван Григорьевич Орлов, постоянно проживавший в селе Головкине  на левом берегу Волги недалеко от Симбирска, стал в 1775 г. крестным отцом дочери Столыпиных Екатерины [6]. В Симбирске в собственном доме на Покровской улице скончался Александр Алексеевич Столыпин. Это домовладение (по документам) было приобретено в 1822 г. Екатериной Александровной, урождённой Потуловой (1787 - 29.03.1867), у дворян Киндяковых. В 1867 г. оно перешло по наследству к её дочери Марии Александровне Столыпиной (1805 - 24.09.1879), а затем к сыну её сестры Варвары Александровны, урождённой Столыпиной, штаб - ротмистру Алексею Петровичу Каханову. А. А. Столыпин, его жена и дочь Мария, неоднократно встречавшиеся с М. Ю. Лермонтовым, были погребены на кладбище Симбирского мужского Покровского монастыря.

Со второй половины XVIII века А. Е. Столыпину (1744-1817) принадлежала деревня (затем сельцо) Линёвка невдалеке от Симбирска, где долго сохранялись суконная фабрика, большой барский дом и красивый парк. Это владение перешло по наследству к его сыну Александру, а затем к его внучке Варваре Александровне - жене Петра Аполлоновича Каханова. Наследники А. А. Столыпина в Линёвке имели 118 душ крепостных крестьян. В других местах симбирского уезда: селе Загудаевке - 236 душ, деревне Крестниковой - 66 душ. Причём деревня (затем село) Крестниково досталось жене А. Е. Столыпина от отца А. С. Мещеринова. Затем его получила Агафья Александровна Столыпина, в замужестве Дохтурова. Следующим владельцем Крестникова стал её сын, генерал - майор Дмитрий Петрович Дохтуров, продавший имение при селе другому внуку А. А. Столыпина - гвардии - ротмистру Алексею Петровичу Каханову.

В 1840 г. близкий М. Ю. Лермонтову Афанасий Алексеевич Столыпин приобрёл в Симбирском уезде село Русская Беденьга и построил там деревянную церковь. Через 10 лет он подарил имение своей дочери, Марии Афанасьевне Щербатовой, владевшей землями при селе до кончины в 1901 г. В Симбирском уезде Столыпиным принадлежало также село Городищи. Все перечисленные населенные пункты входят в Ульяновский район Ульяновской области. В Сенгилеевском уезде им принадлежало село Чертановка (ныне Кузоватовского р-на) и село Загоскино (ныне Майнского р-на); в Буинском уезде - деревня Богдановка (ныне в Сурском р-не), прежде родовое имение Мещериновых; в Карсунском уезде - село Пятино, деревня Кенчурка, село Междуречье (ныне Инзенского р-на), село Базарный Сызган (ныне Базарносызганского р-на); в Сызранском уезде - села Жемковка, Трубетчина, Куроедово и Новая Лава. Причём с. Трубетчиной владела затем А. А. Евреинова. При селе Новая Лава (ныне Новоспасского р-на) Столыпины имели около 10 тысяч десятин земли. По наследству от Афанасия Алексеевича Столыпина они перешли к его дочери, княгине М.А. Щербатовой, а затем к её дочери жене камер-юнкера Марии Владимировне Катковой [7]. Волею обстоятельств она стала одновременно владелицей имения Е. А. Арсеньевой Тарханы [8].

В числе владений А. Е. Столыпина в Симбирской губернии была деревня Линёвка, расположенная примерно в 30 км к северу от Симбирска [9]. Здесь он построил огромный барский дом и сукновальную фабрику. Летом 1899 г. в Линёвке с матерью, братьями и сестрой отдыхал тогда 17-летний поэт, художник, один из основоположников русского футуризма Давид Бурлюк (1882–1969), оставивший единственное известное нам её дореволюционное описание (ныне в Линёвке расположены в основном дачные домики). Юноше очень понравилась и надолго запомнилась среда в «... романтичном заброшенном старинном имении «Линёвка» на реке Свияге в Симбирской губернии. Этот уголок как бы создан для худож­ника. Старый деревянный флигель, густо окруженный кустами сирени. Бе­рёзы охватывают своими белыми руками крышу громадного барского дома, белые колонны которого элегически отражены в прекрасном озере, зарос­шем желтыми кувшинками и белыми лилиями. Около усадьбы – парк, пере­ходящий в засыхающую осиновую рощу. Здесь памятником кирпичная тру­ба и тлеющие корпуса десятки лет тому назад брошенной сукновальной фабрики» [10].

Именно в Линёвке зародился домашний театр А. Е. Столыпин. Из его дочерей наибольшую известность получила Елизавета Алексеевна, в замужестве Арсеньева (1773–1845), бабушка М. Ю. Лермонто­ва. Она обладала способностями и природным умом, развитию которых бла­гоприятствовали литературные и театральные интересы семьи, получила неплохое для той эпохи домашнее образование [11]. Ещё «...в Симбирской отчине проживая, – писал A. M. Тургенев о дочерях А. Е. Столыпина, – девицы-боярышни изволили сами занимать высокие амплуа в трагических пье­сах» [12]. Первоначально домашний столыпинский театр был любительским. Затем, подражая столичным вельможам, А. Е. Столыпин завел публичную крепостную труппу, состоящую более чем из семидесяти актёров и музыкантов, чтобы развлекать гостей. «Алексей Емельянович, – по свидетель­ству A. M. Тургенева, – был хлебосол, звал к себе хлеб-соль кушать и песен­ки слушать. Каждую неделю доморощенная и организованная труппа крепос­тных актеров ломала потехи ради Алексея Емельяновича и всей почтенней­шей ассамблеи – трагедию, оперу, комедь и, сказать правду, без ласкатель­ства, комедь ломала превосходно» [13].

Звёздами столыпинского театра были И. П. Кураев – талантливый комик; А. И. Касаткин – певец и комедийный актёр; Я. Я. Соколов – певец-тенор; певица В. Б. Новикова, известная как «Варенька Столыпинская»; Е. А. Насова – певица, обладавшая превосходным голосом; певицы сёстры Лисицыны [14]. М. И. Лисицыной (в замужестве Буденброк) были доступны самые слож­ные оперные арии. Красивым меццо-сопрано обладала А. И. Лисицына, пев­шая с 1825 года в Московском Большом театре [15].

Зрителями и слушателями театра в усадьбах А. Е. Столыпина были поме­щики Симбирской, Саратовской, Пензенской и Московской губерний, а после его переезда в Москву – любители искусств древней столицы. В 1806 г. А.Е. Столыпин продал императору Александру I «...труппу актёров и оркестр му­зыкантов, состоящий с детьми их из 74 человек... за 32 тысячи рублей» [16].

«Этим доморощенным актерам, танцорам и музыкантам, – писал исследователь жизненного и творческого пути крепостных актеров А. Е. Столыпина саратовский историк В. А. Дьяконов, – суждено было стать первотворцами отечественного государственного театра. Составив основу русской труппы Московского театра, они служили здесь вплоть до Отечественной войны 1812 г. Позже одни из них переезжают в Петербург и становятся любимцами здеш­ней публики, другие возвращаются в освобожденную Москву, верой и прав­дой продолжая служить драматическому и музыкальному искусству. Искусствоведы утверждают, что столыпинские крепостные актёры позже положили основание труппе Московского Малого театра и явились родоначальниками артистических фамилий, известных впоследствии в про­винции и столице» [17].

Увлечение музыкой и театром в той или иной степени было присуще всем Столыпиным. Но самым фанатичным меломаном из них был Афанасий Алек­сеевич Столыпин (1788–1866). Прославился он и из ряда вон выходящим поступком: похитил для своего хора двух дворовых певчих девушек у своего знакомца Н.Е. Чемесова [18].

Из всех перечисленных наиболее заметный след в истории Симбирска оставил Александр Алексеевич Столыпин (1774-1846). Участник Отечественной войны 1812 г., выйдя в отставку в звании секунд-майора и получив чин коллежского асессора, он активно включился в жизнь губернского центра. В его доме на Покровской улице устраивались балы, званые обеды и вечера. В них принимали участие известные люди, в их числе поэт пушкинской плеяды Н.М. Языков (1803-1846). Зимой 1830 г. Николай Языков сообщал из Симбирска в Уфу брату Александру: «Я всё по балам да вечерам – был на бале у Татаринова, у Столыпиных, зван и не поеду к Кондакову – развиваюсь в некотором смысле» [19]. А.А. Столыпин одним из первых пожертвовал деньги на сооружение памятника М.Н. Карамзину в Симбирске. Несколько лет родной брат бабушки М.Ю. Лермонтова был почётным попечителем Симбирской мужской гимназии. В связи с этим в 1836 г. он встречался с великим математиком Н.И. Лобаческим, инспектировавшим гимназию. В 1819 г. Столыпина в Симбирске посетил М.Н. Сперанский [20]. Александр Столыпин был членом масонских лож [21]. Историкам известны его воспоминания об А.В. Суворове [22].

Поволжье интересовало главу Российского правительства П.А. Столыпина (1862-1911), правнука симбирского помещика А.Е. Столыпина. Личное знакомство премьер-министра с симбирскими руководителями состоялось не позднее 1906 года 12 сентября, указанного года П.А. Столыпин принимал симбирского губернского предводителя дворянства В. Н. Поливанова и председателя губернской земской управы Н.Б. Белякова. Беседовали о состоянии Симбирской губернии. В 15.15 мин. Было совершено покушение на жизнь П.А. Столыпина. Брошенная террористом бомба убила 27 человек, 32 были ранены. Серьезно пострадали  дети Столыпина Наталья и Аркадий. Дочери раздробило ноги, трехлетний сын получил перелом бедра и рваную рану на голове. Сам П.А. Столыпин не пострадал [23]. 1 сентябри 1908 года премьер-министр был избран почетным членом Симбирской губернской ученой архивной комиссии [24].

В сентябре 1910 г. П.А. Столыпин и его ближайший соратник министр земледелия А.В. Кривошеин (1857 – 1921) отправились по Волге с ознакомительной поездкой [25].  

Подплывая к Казани 9 сентября 1910 года, П.А. Столыпин написал жене Ольге Борисовне: «Проехал сегодня мимо Чистополя. Вчера так хорошо и тихо было на пароходе даже вечером – настоящее лето. А сегодня страшный ветер и пароход качается так, что трудно писать.

Я в Казани, Симбирске, Самаре и Саратове буду осматривать землеустроительные работы и на пароходе буду иметь совещание с местными деятелями и в города буду избегать даже заезжать, до того отяготительны все эти официальные объезды и представления. Я упрощаю свою поездку до крайних пределов, а дружественные правые и левые газеты всё же умудряются представить её как торжественное шествие.

Более всего я боюсь Саратова в смысле помпезного приёма и, насколько возможно, сокращаю там своё пребывание. Благодаря тому, что я взял с собою повара, нигде не принимаю ни одного завтрака или обеда. Поездке я придал характер чисто деловой, чернорабочий. И надеюсь, что она принесёт результаты. Я, по крайней мере, увидел и узнал такие вещи, о которых из бумаг не узнал бы» [26].

11 сентября на пароходе «Межень» они прибыли в Симбирск. В этот день Столыпин на берег не сходил и принял руководство губернии и города на борту парохода. Вначале были приняты губернатор Д. Н. Дубасов и вице-губернатор князь А. А. Ширинский-Шихматов. Затем состоялась продолжительная беседа с В. Н. Поливановым [27].

За ним была принята депутация симбирского купеческого общества во главе с его председателем М.А. Волковым, который изложил ходатайство о скорейшем проведении нового железнодорожного пути с мостом через Волгу у Симбирска, подав докладную записку. П.А. Столыпин, внима­тельно выслушав ходатайство депутации, взял карту и ознакомился по ней с направлением проектируемого пути, выразив обещание способство­вать делу [28]. Совершив поездку по Волге, 13 сентября 1910 г. П. А. Столыпин и сопровождавшие его лица сошли на берег под Симбирском и на специальном поезде доехали до станции Охотничья, откуда на автомоби­лях в сопровождении В. Н. Поливанова и других лиц поехали осматри­вать хутора эстонцев и украинцев [29].

Глава правительства остался доволен поездкой и сдержал свое слово: в 1912 году началось строительство железнодорожного моста под Симбир­ском, но, увы, уже после трагической гибели Столыпина.

Пятого сентября 1911 года состоялось экстренное заседание Симбирского губернского Земского Собрания.

Председатель Собрания губернский предводитель дворянства В. Н. Поливанов предложил гласным послать телеграмму на имя императора по случаю покушения на жизнь П. А. Столыпина, что было исполнено.

Затем В.Н. Поливанов попросил гласных последовать на молебен о здравии председателя Совета министров.

По его окончании он же предложил направить в Киев телеграмму на имя П. А. Столыпина о скорейшем его выздоровлении и просил подготовить её текст А.А. Мотовилова. Симбирская телеграмма была получена ещё при жизни тяжело умиравшего реформатора, скончавшегося 5 сентября в 22 часа 10 минут: «Симбирское губернское Земское Собрание, возмущённое гнусным посягательством на дорогую для России жизнь Вашего Высокопревосходительства, высоко ценя патриотическую государственную деятельность Вашу на благо Родины и славу Монарха, принося Господу Богу молитвы о Вашем выздоровлении, единодушно свидетельствует Вам чувства глубокого уважения и пожелания быстрого выздоровления» [30].

После получения известия о кончине премьер-министра, 6 сентября 1911 года состоялось внеочередное заседание Симбирской губернской учёной архивной комиссии, на которой её председатель В. Н. Поливанов произнёс речь по поводу кончины почётного члена комиссии П. А. Столыпина [31].

После получе­ния этого известия симбирское дворянство выступило с предложением установить памятник П. А. Столыпину в губернском центре. Инициато­ром этого предприятия стали члены симбирского отдела Всероссийского национального союза М. Ф. Беляков и А. А. Мотовилов («Симбирянин», 1911, 30 сент.).

На заседании отдела 11 октября 1911 г. было принято постановление об установке памятника, а 12 октября получено на это соответствующее разрешение губернатора за № 5002 [32]. Письмом от 5 марта 1912 г. Симбирская губернская земская управа уведомила Симбирскую городс­кую управу в том, что разработка плана постановки памятника поручена председателю земской управы совместно с составом управы с присоеди­нением князя А.Н. Ухтомского, А.А. Мотовилова, М.Ф. Белякова. В письме от 7 мая 1912 г. член отдела Всероссийского национального союза В. А. Корольков сообщил Симбирской городской управе: «...озабочиваясь наивозможно скорейшей постановкой памятника покойному Председате­лю Совета Министров П. А. Столыпину с тем, чтобы такую приурочить ко дню годовщины его смерти, т.е. к 5 сентября сего года, совет симбирского отдела ... считает долгом сообщить, что бюст уже заказан художнику Хименес в Петербурге, и вместе с тем просит управу не отказать сообщить, сколько ассигновано городом на сооружение указанного памятника...» [33]. Пока в Петербурге отливали бюст, в Симбирске заинтересованно обсуждали место установки памятника. В «Журнале Симбирской Городской Думы» было опубликовано следующее решение заседания от 5 июля 1912 г.: «Прочитано следующее отношение Симбирской Губернской Земской Управы: «Многие города Российской Империи и все слои общества единодушно пришли к желанию увековечить память бывшаго Председа­теля Совета Министров Петра Аркадьевича Столыпина, мученически скончавшагося 5 сентября прошлого, 1911 года. К такому желанию пришли и Уездныя Земства Симбирской губернии, ассигновавшия суммы на поста­новку памятника П. А. Столыпину именно в г. Симбирске, а равно Городския Управления, все сословия и организации. В свою очередь и Симбирское Губернское Земское Собрание очередной сессии 1911 г., в согласии с докладом Губернской Управы, ассигновало 3000 руб. на постановку па­мятника бывшему Председателю Совета Министров Петру Аркадьевичу Столыпину в г. Симбирске и вместе с тем решило открыть подписку по Симбирской губернии на это сооружение и просить все учреждения и организации Симбирской губернии, присоединить свои ассигнования на постановку памятника в Симбирске. Вместе с этим, приняв во внимание, что в сооружении этого памятника участвуют своими средствами как земские учреждения Симбирской губернии, так и городские Управления и все сословия и органи­зации, Губернское собрание пришло к заключению, что этот памятник П. А. Столыпину будет памятником не от Земства, а от населения всей Симбирской губернии.

Губернская Управа, совместно с избранными Губернским Земским Собранием для разработки вопроса по постановке памятника П. А. Столыпину кн. А.Н. Ухтомским, А.А. Мотовиловым и М.Ф. Беляковым, пришла к заключению, что самым удобным местом для постановки памятника является место против здания Губернской Управы (часть бульвара), где можно было бы разбить хотя небольшой сквер. Вследствие изложенного Губернская Земская Управа имеет честь покорнейше просить Городскую Управу войти с докладом в ближайшее Собрание Городской Думы об отводе намеченного места под установку памятника П. А. Столыпину. Гласный г. Дубровин предложил отвести место не на Б.Саратовской улице, а против Дворянского пансиона-приюта,  представляющее свободную площадку. Городская Дума постановила: предоставить место для установки памятника П.А. Столыпину на площадке между Губернаторским домом и дворянским пансионом-приютом» [34]. Бюст был заказан Э.Хименесу.

Открыть памятник в 1912 г. не удалось. Это произошло 1 сентября 1913 г. в торжественной обстановке в присутствии брата, Александра Аркадьевича Столыпина (1863-1925), вдовы и детей П.А. Столыпина. На церемонии присутствовал В. Н. Поливанов [35].

Почему бюст Столыпина был заказан иностранному скульптору? В Симбирске узнали, что итальянский скульптор испанского происхождения Этторе Хименес (Ettore Ximenes) (1855–1926), лично видевший покойного при жизни, работает над памятником Столыпину для Киева, и заказали ему отливку. Причём симбирский памятник не стал повторением киевского, представлявшего собой статую на высоком пьедестале. Родился Э. Хименес в итальянском городе Палермо в испанской семье. В1988-1871 гг. обучался в родном городе в Академии ди Белле Арти под руководством скульптора Винценцо Рагуза. В 1872 г. переехал в Неаполь. В 1874-1878 гг. жил во Флоренции, где изучал различные аспекты скульптуры эпохи Возрождения. В 1872 г. Этторе Хименес приехал в Париж, где  тесно общался с известным скульптором Огюстом Роденом. Влияние Родена искусствоведы отмечают в ряде работ Хименеса. В 1885-1894 гг. Хименес был директором Института искусств в Урбино. В  Милане (1895) был установлен памятник Джузеппе Гарибальди его работы. Впоследствии он стал автором нескольких монументов в других городах Италии, а также в Буэнос-Айресе и Рио-де-Жанейро. В Сан-Паулу в сотрудничестве с архитектором Монфредо Монфреди  Хименес создал памятник Независимости Бразилии. В числе его работ – памятники  Верди и Данте в Нью-Йорке, Александру II в Киеве [36].

Судьба десятипудового бюста Столыпина из тёмной бронзы  оказалась типичной для бурных дней 1917 г. Уже 21 марта 1917 г. он был сброшен с пьедестала. («Симбирянин».- 1917. 22 марта). По одной версии был утоплен в Свияге, по другой – сброшен в глубокий овраг. В 1948 г. на старый пьедестал был установлен новый бюст – писателя И.А. Гончарова. Поскольку сохранились фотографии бюста П.А. Столыпина, высказано предложение отлить его заново, а бюст И.А. Гончарова установить на другом основании[37].

ИСТОЧНИКИ:


  1. Кольян Т.Н. Столыпины по документам Государственного архива Пензенской области // Тарханский Вестник. – Вып.21. М., 2008. С. 94.

  2. Кольян Т.Н. Прадед М.Ю. Лермонтова Алексей Емельянович Столыпин // Тарханский Вестник. – Вып.20. М., 2007. С. 76.

  3. Записки Александра Михайловича Тургенева // Русская старина. – 1885. №11. С. 276.

  4. Лермонтовская энциклопедия. М., 1981. С. 550-553.

  5. Кольян Т.Н. Прадед М.Ю. Лермонтова Алексей Емельянович Столыпин // Тарханский Вестник. – Вып.20. М., 2007. С. 77.

  6. Кольян Т.Н. Прадед М.Ю. Лермонтова Алексей Емельянович Столыпин // Тарханский Вестник. – Вып.20. М., 2007. С. 77.

  7. Архив Симбирского окружного суда. Вып. 2. Гражданские дела Буинского уездного суда. Разобрал и подготовил к изданию П.Л. Мартынов. Симбирск, 1905. С. 327-329; Картотека сотрудника Ульяновского областного краеведческого музея А.С. Сытина, составленная по фондам Госархива Ульяновской области.

  8. Кольян Т.Н. Столыпины по документам Государственного архива Пензенской области // Тарханский Вестник. – Вып.21. М., 2008. С. 68.

  9. Мартынов П.Л. Селения Симбирского уезда. Симбирск, 1903. С. 271-172.

  10. Бурлюк Д. Воспоминания отца русского футуризма // Минувшее. Исторический альманах. Вып. 5. М., 1991. С. 25-26; Петров С. Лето в Линёвке // Ульяновская правда. – 1993. - 17 авг.

  11. Лермонтовская энциклопедия. М., 1981. С. 36.

  12. Тургенев А.Н. Записки // Русская старина, 1885. – сентябрь, октябрь.

  13. Тургенев А.Н. Там же.

  14. Пыляев М.И. Старая Москва. М., 2000. С. 154.

  15. Пружанский А.М. Отечественные певцы. 1750-1917. Словарь. Ч.1. М., 1991. С. 73-284.

  16. Пыляев М.И. Там же. С. 153-154.

  17. Дьяконов В.А. Лицедеи, певчие, музыканты. Саратов, 1991. С. 31.

  18. Дьяконов В.М. Там же. С. 49.

  19. Языков Н.М. Письма к родным. Публ. А.А. Карпова // Ежегодник рукописного отдела Пушкинского Дома, 1976. Л., 1978. С. 153; Петров С.Б. Н.М. Языков в истории отечественной музыки // По царству и поэт. Ульяновск, 2003. С. 162-166.

  20. Минаева Н.В. М.М. Сперанский в воспоминаниях современников. М., 2009. С. 84.

  21. Беспалова Е.К. Архив Симбирской масонской ложи «Ключ к Добродетели». В фондах Государственного архива Российской Федерации // Пятые Сытинские чтения. Материалы Всероссийской научной конференции. Ульяновск, 2010. С. 362.

  22. Столыпин А.А. Воспоминания об Александре Васильевиче Суворове // Москвитянин, 1845. Ч.III. - №5, 6. С. 1-16.

  23. П.А. Столыпин. Биохроника. М., 2006. С. 134-135.

  24. Отчёт о деятельности Симбирской учёной архивной комиссии за 1909 г. Симбирск, 1910. С. 9.

  25. Кривошеин А.В. Записка… о поездке в Сибирь и Поволжье в 1910 г. СПб., 1910; Государственные деятели России XIX- начала XX. Биографический справочник. М., 1995. С. 94.

  26. П.А. Столыпин. Переписка. М., 2004. С. 610.

  27. П.А. Столыпин в Симбирске // Симбирские епархиальные ведомости. Симбирск, 1910. - №19, отдел неофициальный. С. 626.

  28. Там же.

  29. Там же. С. 626-627.

  30. Журнал экстренного заседания Симбирского земского губернского собрания 5 сентября 1911 года. Симбирск, 1911. С. IV-V.

  31. Отчёт о деятельности Симбирской учёной комиссии за 1911 год. Симбирск, 1912. С. 42.

  32. Дело Симбирской городской управы о сборе пожертвований в 1912 году на сооружение памятника председателю Совета министров П.А. Столыпину // ГАУО, ф. 137, оп. 40, д. 63, л. 2.

  33. Об отводе места для постановки памятника П.А. Столыпину // Журнал Симбирской городской думы. Симбирск, 1912. – №12. С. 405-406.

  34. Там же. С. 406; Справочная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии на 1914 г. Симбирск, 1914. С. 185-188.

  35. Справочная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии на 1914 г. Симбирск, 1914. Там же.

  36. Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауз и Ефрон. СПб., 1903. –Т.73. С. 204, а также: Vollmer H. Allgemeines LexiKon der Bildenden Kunsfler.-1947.-Bd.36.-S.345 (сообщение Е.Д. Жабко и Э.Ф. Цветовой, сотрудников Российской национальной библиотеки в С.-Петербурге).

  37. Валкин М. Памятник Столыпину – восстановить! // Мономах. – 2009. - №4. С. 41; Альфонская Т. Столыпин против Гончарова // Времена’РУ. – 2010. – 24 дек. С. 7; Москвичёва Е. Гончаров – мародёр? // Народная газета. – 2011. 6 января. С. 18.