Комаров Николай Иванович

Комаров Николай Иванович (1796 – 15 (по другим сведениям, 25) мая 1853 г., Санкт-Петербург)
 
 Симбирский гражданский губернатор, действительный статский советник. [1]
Из дворян Калужской губернии. Родился в 1796 г.
Н.И. Комаров вступил в службу вступил 3 июня 1812 г. из студентов Московского университетского пансиона по экзамену, прапорщиком армии, с прикомандированием к квартирмейстерской части (по другим сведениям – вступил в службу подпрапорщиком 31 июля 1812 г., из «вольноматематического общества генерала Муравьева, учрежденного в Москве в 1810 году, бывши студентом Московского университетского пансиона»). 22 мая 1813 г. был определён в свиту Его Императорского Величества, по квартирмейстерской части, впоследствии – Главный штаб. 5 февраля 1814 г. произведён в чин поручика, поручик с 30 августа 1817 г., штабс-капитан  с 4 мая 1818 г., капитан с 15 сентября 1819 г. Был произведён в чин подполковника 2 мая 1822 г., 10 января 1825 г. назначен состоять при 5 пехотном корпусе.
Во время военной службы Н.И. Комаров состоял членом созданной в 1818 г. декабристкой организации «Союз благоденствия». Был участником январского съезда 1821 г. в Москве, после которого «Союз благоденствия» был распущен. После выступления декабристов 14 декабря 1825 г., Н.И. Комаров, не подвергаясь аресту, был вызван в Санкт-Петербург, куда прибыл по командировке 19 декабря 1825 г. и сделал «подробные и чистосердечные показания» против многих бывших соратников, причём многие из лиц, привлечённых к следствию по доносам Н.И. Комарова, были впоследствии оправданы. В числе осужденных, против которых Н.И. Комаров дал показания, оказался симбирский уроженец ротмистр В.П. Ивашев, приговорённый к смертной казни через отсечение головы, с заменой, “по Высокомонаршьему милосердию”, пятнадцатью годами сибирской каторги. Сам Н.И. Комаров по высочайшему повелению от 11 февраля 1826 г. отпущен с оправдательным аттестатом.
9 февраля 1826 г. Н.И. Комаров был уволен от военной службы полковником с переименованием в коллежские советники.17 февраля  1826 г. Н.И. Комаров был назначен чиновником особых поручений при Министерстве финансов. С 16 сентября 1826 г. по 3 марта 1828 г. исполнял должность Архангельского вице-губернатора при губернаторах действительных статских советниках Я.Ф. Ганскау и И.Я. Бухарине.  [2] “За значительное повышение казенных сборов” по Архангельской губернии получал неоднократно за подписью министра финансов графа Е.Ф. Канкрина особые благодарности.
25 января 1829 г. назначен Председателем Комиссии Высочайше утвержденной для устройства Технологического института в Санкт-Петербурге с оставлением при Министерстве финансов.
7 декабря 1830 г. определен на службу в Генеральный штаб в чине полковника, с назначением в действующую армию. “За отличие в сражениях против польских мятежников” награжден орденом Св. Анны 2-й степени с Императорской короной.
По увольнении “за раною” в отставку определен на службу по МВД. 2 июля 1836 г. произведен в действительные статские советники.
27 февраля 1838 г. Высочайшим указом назначен  исполняющим должность Симбирского губернатора. На момент назначения указан возраст 44 года. В должности не утверждался. После назначения в Симбирск, 3 марта 1838 г. Н.И. Комаров был откомандирован “осмотреть порядок дел Калужского приказа общественного призрения и устройства подведомственных оному заведений,  для принятия к наблюдению всего того, что признано будет им нужным и полезным к устройству Симбирского приказа общественного призрения, по поводу замеченных в нем Министерством безпорядков”.
По рапорту Симбирского губернского прокурора от 18 мая 1838 г. министру юстиции, “…назначенный состоять в должности здешнего гражданского губернатора действительный статский советник Комаров и вице-губернатор  коллежский советник Прибытков еще не прибыли…”. Как уведомлял Министра юстиции министр внутренних дел 7 июня 1838 г., “…действительный статский советник Комаров отправился уже к настоящей своей должности в Симбирск”. Определенный в должность Симбирского гражданского губернатора действительный статский советник и кавалер Н.И. Комаров прибыл в Симбирск и вступил в отправление должности 8 июля 1838 г.   [3]
Зная о той роли, которую сыграли показания Н.И. Комарова в осуждении декабриста В.П. Ивашева, симбирское общество, важную роль в котором играл отец декабриста, отставной генерал-майор П.Н. Ивашев, было изначально жёстко настроено против нового губернатора. Показательно, что симбирский уроженец, поэт Н.М. Языков характеризует Н.И. Комарова в одном из писем «известным подлецом».
Уже в конца сентября 1838 г. у Н.И. Комарова возник открытый конфликт с губернским прокурором Е.Е. Ренкевичем. Поводом к нему послужило отношение Н.И. Комарова с предписанием о наблюдении за порядком работы арестантов и с поручением возбудить расследование о беспорядках в тюремном замке, направленное губернскму прокурору. Е.Е. Ренкевич в своём рапорте министру юстиции Д.В. Дашкову небезосновательно расценил это как вмешательство губернатора в дела, не касающиеся его компетенции “тем более, что начальникам губернии не предоставлено возлагать какие либо обязанности на губернских прокуроров”.
Вызовом симбирскому дворянству показались и действия Н.И. Комарова по учреждению в губернском городе публичной бибилиотеки. Ещё в 1838 г.  Н.И. Комаров в донёс министру народного просвещения графу С.С. Уварову, что “предшественники его сносились с губернскими предводителями дворянства о средствах к открытию публичной библиотеки, но… дело откладывалось то до выборов, то до других каких либо случаев”, и предложил “на первый раз поместить библиотеку в казенном губернаторском доме, в комнатах, где губернский музеум”, что и было осуществлено.
В мае-июне 1839 г. серия сильных пожаров произошла в удельных селениях Сызранского уезда. События начала лета и связанные с ними слухи нашли отражение на страницах скандально известной книги “Россия в 1839 году” французского путешественника маркиза Астольфа де Кюстина: “…Совсем недавно в Симбирской губернии, вследствие крестьянского бунта, сожжено было восемьдесят деревень. Русские приписывают эти беспорядки польским интригам”.
В самой Симбирской губернии молва прочно связывала причины возгораний с проводимой реформой управления государственными и удельными имуществами и крестьянами. Так, священник с. Студенец Н. Степанов заявил: “Это начальство нас поджигает!”. Священник с. Старые Костычи А. Сокольский говорил, комментируя последствия бедствия в своём селении: “А что, верно, по плану надо строиться !” Общественное напряжение вылилось в открытый бунт 31 мая 1839 г. в с. Шигоны Сенгилеевского уезда, где во время пожара крестьянами были жестоко избиты и заживо брошены в огонь помещик П.Д. Кротков и его камердинер, голословно обвинённые в “поджигательстве”. Для предотвращения нарастания беспорядков и расследования дел по пожарам была создана, по Высочайшему указу, Временная военно-судебная комиссия, учрежденная в селе Шигонах, по приговорам которой было расстреляно пятеро и отправлено на каторгу до 70 человек. В Симбирскую губернию для проведения широкого расследования был командирован начальник 2-го округа Корпуса Жандармов генерал-майор С.В. Перфильев.
22 июня 1839 г., как сообщал в отношении Н.И. Комаров, “Государь император по всеподданнейшему докладу… управляющего Министерством внутренних дел о мерах, принятых мною к прекращению беспорядков, возникших… по случаю пожаров, - и распространяющихся от того вредных слухов, Высочайше повелеть соизволил объявить мне и сотрудникам Монаршее Его Величества благоволение, за благоразумные в настоящем деле распоряжения и действия к восстановлению нарушенного спокойствия”.
На фоне этих событий, в 1839 г. у Н.И. Комарова начался новый конфликт, на сей раз с чиновниками Симбирской уголовной палатой. Председатель уголовной палаты Соболев в объяснении в Министерство юстиции отмечал: “…Не видно, чтобы г. Комаров споспешествовал к искоренению злоупотреблений в губернии и других безпорядков… особенно по двум городам: Самаре и Сызрану, где совершаются убийства, грабежи, пожары и прочие злодеяния от беспечности только полиции. Вообще ревизия по губернии вероятно открыла бы многое…, равно общественное мнение о г. Комарове…”. Н.И. Комаров отвечал неассиметрично, включив во Всеподданнейший отчет малозначительный эпизод о пьянстве и драке секретаря палаты с дьячком.
Касаясь ситуации вокруг губернатора Н.И. Комарова, генерал-майор С.В. Перфильев в секретном рапорте министру юстиции Д.Н. Блудову в сентябре 1839 г. указывал: “Подобные действия, как я полагаю, не могут быть для службы полезны, ибо ослабляя влияние Начальника губернии на подчиненных, уничтожают должное уважение к распоряжениям, лицу и званию его…”. Нервозная обстановка в Симбирске в январе 1840 г. повлекла жёсткую реакцию императора Николая I, получившего “сведения о некоторых несогласиях, возникших по делам службы между состоящим в должности Симбирского гражданского губернатора и тамошним губернским прокурором”. Губернатору было предложено подать в отставку.
7 мая 1840 г. Н.И.  Комаров “Всемилостивейше уволен, согласно прошению, за болезнию, от службы”. После отставки некоторое время проживал за границей.
Н.И. Комаров имел награды до ордена Св. Владимира 4-й ст. включительно.
При невыясненных обстоятельствах, Н.И. Комаров застрелился 15 (по другим сведениям – 25) мая 1853 г. на 57-ом году жизни в Санкт-Петербурге. Похоронен на Холерном кладбище, по линии Царскосельской железной дороги на 4-й версте.
Был дважды женат. От первого брака имел дочь Наталью.
 

 
 
1. Горбунов К.Е., Сивопляс И.Э., Шабалкин А.Ю. Симбирские гражданские губернаторы: Материалы к историко-биографическим очеркам. - Ульяновск: ИПКПРО, 2003. - с. 79 – 82.
2. Губернии Российской Империи. История и руководители. 1708-1917. – М., 2003. – С.39.
3. ГАУО; ф. 746, оп. 1 ед. хр. 373 л. 281 об.