Ключарёв Александр Степанович

Ключарёв Александр Степанович (род. 23 июня 1853 г., Тифлис)     Симбирский губернатор, действительный статский советник, тайный советник. [1]
Из дворян. Отец, Степан Ключарёв (ум. в 1894 г.), коллежский советник, юрист, “в числе первых пионеров русской государственности на Кавказе служил под начальством князя М.С. Воронцова”.
Родился 23 июля 1853 г. в г.Тифлисе.
В 1866 – 1871 гг. А.С. Ключарёв учился на гимназических курсах Лазаревского института восточных языков в Москве, но по болезни был вынужден вернуться в Тифлис. Поступил на юридический факультет Новороссийского университета в г. Одессе, откуда перевёлся в Москву. В 1876 г. окончил юридический факультет Императорского Московского университета со степенью кандидата прав. “По окончании университета… занимался на Кавказе адвокатурою, вел дела своего отца…”.
16 апреля 1881 г. А.С. Ключарёв “определен в службу в военно-судебное ведомство с назначением кандидатом на военно-судебные должности при Военном Прокуроре Кавказского Военно-Окружного суда, с утверждением в чине коллежского секретаря”. 23 мая 1882 г. уволен, согласно прошению, с военной службы.
С 3 ноября 1883 г. начал службу в Хозяйственном департаменте Министерства внутренних дел. Служил помощником столоначальника, младшим столоначальником, секретарем при директоре департамента. В 1885 – 1886 гг. временно замещал должности начальников I и II отделений департамента. 30 августа 1888 г. произведен в надворные советники.
15 сентября 1889 г. назначен начальником отделения Хозяйственного департамента МВД. По службе в департаменте неоднократно удостаивался благодарностей и поощрений. Согласно прошению, 4 мая 1892 г. причислен к МВД.
С 9 апреля 1893 г. по 18 мая 1901 г. служил Ставропольским вице-губернатором, при губернаторе генерал-лейтенанте Н.Е. Никифораки. В марте 1897 г. командировался “в селение Сотниковское Ново-Григорьевского (ныне Благодаринский) уезда по делу о прекращении беспорядков со стороны жителей…, оказавших сопротивление властям”. В 1898 г. награжден Эмиром Бухарским Мир-Сеид-Абдул-Ахадом орденом Бухарской золотой звезды 2-й ст. , а 24 апреля 1898 г. был удостоен Знака Св. Нины от Общества восстановления Православного христианства на Кавказе. [2]  6 декабря 1899 г. произведен “за отличие” в действительные статские советники. Многократно исполнял обязанности Ставропольского губернатора.
Ставропольский вице-губернатор А.С. Ключарев цензуровал изданный в 1895 г. на русском языке сборник стихотворений осетинского поэта Коста Хетагурова (1859 – 1906), изъяв из уже подготовленных к печати произведений 196 строк. Шесть лет спустя, перед отъездом А.С. Ключарева в г. Витебск, основоположник осетинской литературы поднёс чиновнику многострадальную книгу с вписанными от руки изъятыми строками и многозначительным посвящением: «Дорогому моему цензору … с искренними пожеланиями всего наилучшего на новом месте…». [3] С 18 мая 1901 г. по 8 ноября 1905 г. А.С. Ключарёв служил Витебским вице-губернатором, при губернаторах действительных статских советниках И.И. Чепелевском и бароне Б.Б. Гершау-Флотове. [4] . В феврале 1902 г. был командирован в г. Двинск “для расследования причин беспорядков, произведенных… толпою рабочих-евреев, оказавших сопротивления властям и для выяснения правильности действий местной полиции в этом деле”. В мае командировался в г. Полоцк и г. Струнь “для расследования причин беспорядков, произведенных… в Струнской тюрьме арестантами и выяснения правильности действий тюремной администрации”. В сентябре 1902 г. был отправлен в г. Себеж “для выяснения причин ненормальных отношений, установившихся между чинами Себежской уездной полиции и должностными лицами крестьянских учреждений…, а равно о деятельности… в отношении наблюдения за общим порядком и благоустройством в уезде…”
В октябре – ноябре 1905 г. А.С. Ключарёв командирован в г. Двинск и г. Полоцк “для принятия мер к успокоению населения, ввиду происходивших… беспорядков”. Неоднократно исполнял обязанности Витебского губернатора, удостаивался Высочайших благодарностей и поощрений.
8 ноября 1905 г. Высочайшим указом назначен Пермским губернатором.
2 декабря того же года Высочайшим указом назначен, а 27 декабря вступил в должность Уфимского губернатора. Сумел совладеть с революционной ситуацией в “центре бунтарского южного Урала”, активно участвовал в проведении в жизнь столыпинской аграрной реформы, был одним из инициаторов сооружения Аксаковского дома-памятника в Уфе. В декабре 1907 г., “в воздаяние отлично-усердной и ревностной службы и особых трудов”, награжден орденом Св. Станислава 1-й ст. Многократно удостаивался благодарностей и поощрений от Высочайших особ и центральных учреждений.
Высочайшим указом от 28 февраля 1911 г. А.С. Ключарёв был назначен Симбирским губернатором.
23 апреля 1911 г. прибыл в Симбирск пароходом и вступил в управление Симбирской губернией. Встреча А.С. Ключарёва с новым местом назначения оказалась смазанной целым рядом неувязок. Из-за полкового праздника квартировавшего в Симбирске 164-го Закатальского пехотного полка, должностные лица и чиновники явились на пристань, где их ожидал А.С. Ключарёв, с полуторачасовым опозданием; вечером, независимо от встречи и полкового праздника, произошёл пожар в городском театре.
Через неделю после прибытия, А.С. Ключарёв обратился с ходатайством к вице-директору Департамента общих дел МВД Е.Г. Шинкевичу: “Приехав в Симбирск и осмотрев Губернаторский дом, я нашел имеющуюся здесь меблировку в очень неудовлетворительном состоянии.Хотя бывшему Симбирскому губернатору Д.Н. Дубасову была отпущена на приведение в порядок мебели … некоторая сумма, но этих средств хватило лишь на изготовление новой мебели … для большого зала, … мебель же в жилых комнатах … требует полного ремонта и замены некоторых предметов обстановки новыми.
Кроме того  многие вещи из мебели, бывшие в личном употреблении покойного Д.Н. Дубасова во время его длительной болезни, совершенно испорчены лекарствами и … не безопасны без полной их дезинфекции…Изложенное вынуждает меня беспокоить Ваше Превосходительство покорнейшею моею просьбою исходатайствовать единовременное ассигнование в мое распоряжение 1000 рублей на меблировку Губернаторского дома”. Не получив ещё согласия на ассигнование суммы, губернатор взял в кредит у мануфактурного магазина “Наследницы П.А. Пастухова в г. Симбирске” “9 ковров и материалы … на обивку некоторых предметов мебели, требовавшей безотлагательного ремонта”.
1911 г., год начала службы А.С. Ключарёва в Симбирской губернии оказался “неблагоприятным для населения в отношении урожая хлебов”. “Голод … с каждым днем принимает все более широкие, более угрожающие размеры, в настоящее время он единый царит… в полном смысле этого слова… Чуть не в каждом доме больной. На детях свирепствует скарлатина, взрослые жалуются на упадок сил и слабость от истощения… Не много на… селе таких домохозяев, которые имеют запасы старого хлеба, большинство живут на деньги, вырученные от продажи по дешевым ценам … инвентаря, а есть не мало и таких хозяев, которым и продавать то уже нечего и хлеб достать безусловно не откуда”, - писал священник с. Старые Алгаши Симбирского уезда В. Осипов в корреспонденции, опубликованной на страницах московской газеты «Русское Слово».
А.С. Ключарёв лично возглавил кампанию продовольственной помощи населению. В то же время, нелицеприятное описание положения в Симбирской губернии вызвало резко болезненную реакцию губернатора.
В ноябре 1911 г. А.С. Ключарёв организовал рассылку «совершенно доверительных» писем земским начальникам губернии с предложением «принять самые решительные меры к прекращению выписки Волостными правлениями газет и других периодических изданий противоправительственного направления»: «Нельзя ограничиваться в данном деле одним формальным запрещением Волостным правлениям и сельским должностным лицам выписывать противоправительственные газеты на общественный счет. Земский Начальник должен стараться, в интересах малоразвитого крестьянства, ближе входить в его интересы, быть в курсе того, какою духовною пищею снабжается население его участка и добрым словом, душевным убеждением направлять крестьянина в разумную сторону, пользуясь для этого каждым удобным случаем». [5] «Г[осподин] Губернатор придает чрезвычайное значение делу борьбы с печатью революционного направления, типичными представителями каковой являются … газеты «Речь», «Волжские вести», «Русское слово», «Современное слово» и им подобные…», - сообщал правитель канцелярии губернатора А.И. Романов Алатырскому уездному предводителю дворянства А.И. Самойлову. [6] “В известной Московской левой газете “Русское Слово”… была помещена статья священника… о. Осипова… о крайней, из ряда выходящей, нужде в насущном хлебе крестьянского населения…. Этот священник, языком “товарищеских” прокламаций живописует все ужасы голода, наблюдаемые, будто бы, им в своем селе ... Налицо имеется твердо установленный случай  помещения … заведомо неверных сведений… и если бы я не считался с высоким саном священника, то я должен бы был применить к виновному лицу действие п[ункта] 16 моих Обязательных Постановлений от 16 сентября 1911 г., карающего штрафом до 500 руб. или арестом до 3-х месяцев, за распространение возбуждающих, ложных, слухов о народном бедствии.
…Конечно я не возьму на себя смелости предъуказывать меры к исправлению этого пастыря, но полагал бы, что одним из хороших средств для ознакомления с действительною нуждою крестьянства было бы, хотя временное перемещение его в один из беднейших приходов… епархии”, - говорилось в отношении губернатора на имя епископа Симбирского и Сызранского Вениамина от 13 января 1912 г.
6 декабря 1911 г.  Высочайшим приказом по гражданскому ведомству, по ведомству МВД за №88 А.С. Ключарёв произведен «за отличие» в чин тайного советника.[7]
13 декабря 1912 г. А.С. Ключарёву объявлена Высочайшая благодарность «за труды, понесенные по размещению 164 пехотного Закатальского полка, после уничтожения пожаром его казарм». 1 января 1913 г. губернатор был награжден орденом Св. Анны 1-й ст.[8]
А.С. Ключарёв активно привлекал к деятельности лиц разных сословий, находя компромиссные решения во взаимоотношениях различных социальных групп. Правой рукой губернатора стал купеческий сын Н.П. Пастухов, с 1912 г. – сверхштатный чиновник особых поручений при Симбирском губернаторе, выдающийся общественный деятель Симбирска начала XX в., идеолог “эпохи Ключарёва”. Своим органом печати губернатор сделал, мягко прибрав к рукам, газету “Симбирянин”, орган местных правых сил.
Часть интеллигенции и купечества негативно относилась к личным качествам А.С. Ключарёва. В записях и воспоминаниях П.Л. Мартынова, И.Я. Яковлева, А.В. Ястребова критикуется его стремление угодливо подстраиваться под перемены правительственного курса, неразборчивость в средствах, конъюнктурность, аморальность в быту.
Так, касаясь строительства Дома-памятника И.А. Гончарова И.Я. Яковлев так развёрнуто характеризовал А.С. Ключарёва: «Постройка окончилась после смерти Поливанова при Ключарёве, которому приписали чуть не главную роль в этом деле, забыв заслуги других, те, кто перед ним раскланивался и лебезил. …Надо заметить, что в смысле изобретательности по части разных культурных проектов по Симбирску у Поливанова явился здесь сильный конкурент в лице симбирского губернатора А.С.Ключарёва. Когда Ключарёв построил, главным образом при помощи симбирских купцов, которых умел доить на дела благотворения, Засвияжский детский приют, то Поливанов, не любивший его и с ним иногда сталкивавшийся, был подавлен такой изобретательностью губернатора. Но у Ключарёва существовал проект - украсить главную улицу Симбирска, ныне называемую Гончаровской, статуями разных выдающихся лиц России, как например, памятником императору Александру II, симбирским поэтам Языкову, Минаеву и др.… Но мысль увековечить памятником Языкова, которого Поливанов по жене своей считал как бы своим родственником, ударила по его, Поливанова, самолюбию. Он не мог с нею примириться и против проекта Ключарёва относительно украшения Гончаровской улицы протестовал, интриговал всеми способами. Ключарёв, придумывая свои проекты в пику Поливанову, сборами своими отвлекал часть пожертвований от Поливанова. У губернатора Ключарёва, тоже любившего, как и Поливанов, рекомендовать себя в качестве покровителя литературы, наук, искусств, была слабость всюду, где он был и играл роль, строить, создавать что-либо в память замечательных местных деятелей. Так, например, в память Аксакова как уроженца Уфы он, будучи уфимским губернатором, создал, главным образом на средства купцов и чиновников Уфимской губернии, дом имени Аксакова (Аксаковский дом). Так как идея Гончаровского дома уже была приведена в осуществление Поливановым и началась нынешняя несчастная для России война, то Ключарёв вздумал создать Дом симбирских инвалидов, т. е. жертв войны. Едва о таком проекте стало известно по городу, как Поливанов повел против него интригу. Поливанов всюду кричал про Ключарёва: "Чего он лезет в наши, симбирские, дела?! Он - чужой Симбирску!" и т.. д. Когда я услышал от Поливанова протесты относительно затеянного Ключарёвым Дома инвалидов, то говорил ему: "Как же вы против инвалидов?! Точно протестуете против самой идеи..." Не имея оснований как губернский предводитель уклониться от пожертвования на такое доброе дело, Поливанов, обыкновенно где надо жертвовавший крупные суммы, в пику Ключарёву пожертвовал тут лишь 100 рублей, причем просил меня передать последнему эти деньги, от чего я отказался. Тогда он отослал их сам.
У Ключарёва были удивительная настойчивость и энергия, способность схватывать на лету чужие мысли в тех случаях, когда он что-либо задумал в целях обратить на себя внимание высшего начальства, общества. Но и делопроизводитель Поливанова П.А. Александров был дока по части всякого рода благотворительных сборов. Воззвания о сборе пожертвований на памятник (или Дом Гончарова –  теперь хорошо не помню) были заготовлены им в количестве что-то около двухсот тысяч экземпляров, с портретом Гончарова, и при помощи вышеупомянутых календарей и справочников разосланы по всей России. Такая предприимчивость Поливанова и Александрова, помню, возмутила Ключарёва: он протестовал. Да было уже поздно. …Полную победу над Поливановым Ключарёв одержал в истории с газетой "Симбирянин", которую затеял Поливанов на государственные деньги. А Ключарёв, воспользовавшись отсутствием Поливанова, захватил газету в свои руки, редактором ее посадил своего чиновника и сделал своим органом».[9] Симбирский старожил А.В. Ястребов описывал следующий случай из «амурных  похождений» А.С. Ключарёва: «Невозможно себе представить, какие мерзости   творились за дверями этих отдельных кабинетов во время кутежей. Ведь   посетители там всегда бывали пьяными и делали все, что им вздумается, сознавая  свою безнаказанность. И вот незадолго до   первой мировой войны, летом 1912 или 1913 года, теперь уж точно не помню, в симбирском кафе-шантане произошёл такой возмутительный случай. В одном из кабинетов кутила пьяная компания во главе с губернатором Ключарёвым; и его ближайшим помощником, чиновником особых поручений Н.П. Пастуховым, сыном симбирского купца. Все посетители были пьяны (до крайней степени), так что перестали соображать и отдавать себе отчёт в своих действиях. И вот кто-то из этой компании прокусил зубами сосок женской груди у одной из присутствовавших на кутеже кафе-шантанных певичек. Образовалась рваная рана, началось кровотечение, так что певичку тоже, конечно, пьяную, пришлось увезти в Александровскую (ныне областную) больницу, где хирург зашил ей рану, остановив кровотечение. И это - не выдумка, а факт. Дело в том, что родная сестра жены моего дяди, фельдшерица Н.П. Воинова в этот вечер дежурила в больнице, и эта операция произошла на её глазах и при её участии. Конечно, в городе было немало возмущений этим безобразным отношением к человеку, но всё кончилось ничем: певицу компенсировали приличной суммой денег и "посоветовали" ей уехать из города. Ничего другого ей не оставалось делать: не будешь же судиться с губернатором?! Кто являлся конкретным виновником   такого безобразного отношения к женщине, так и не удалось установить точно. Одни утверждали, что виновником этого безобразия был губернатор, другие приписывали его Пастухову, а третьи были убеждены, что Пастухов якобы вину взял на себя только из-за того, чтобы спасти честь мундира губернатора и не скомпрометировать его».[9]  «Сын секретаря Симбирской городской Управы   В. П. Левшин недавно мне рассказал интересную   историю, которая вдобавок к кутежам и разврату, характеризует еще одну порочную наклонность симбирского губернатора, тайного советника Ключарёва. Оказывается, он страдал еще и клептоманией. В.П. Левшин был дальним родственником владелицы одного из лучших тогда в нашем городе винно-гастрономических магазинов О.Д. Черноусовой. В ее магазине часто губернатор закупал товары на довольно значительные суммы: ведь он по своей должности получал жалование тысячу рублей в месяц, что по тогдашнему времени представляло довольно крупную сумму. Губернатор обычно сам выбирал в магазине нужные ему товары, а затем уже приказчики их запаковывали и отправляли в губернский дом. И вот как-то, раз приказчики заметили, что Ключарёв, выбирая для себя товары в магазине, что-то сунул в карман своего пальто. За ним стали наблюдать по приказу хозяйки магазина, как они впрочем, наблюдали и за всеми вообще покупателями в магазине. И вскоре стали замечать, что губернатор во время покупки товаров каждый раз незаметно сунет себе в карман то бутылку вина, то банку консервов, то коробку конфет. Ясное дело, что раз такое явление стало повторяться несколько раз, оставить его безнаказанным нельзя. Но как на него реагировать, если преступником оказался сам губернатор. Ведь не позовешь же полицейского и не отправить начальника всей губернии в полицейский участок. Приказчики доложили хозяйке магазина о проделках Ключарёва и сказали, что как-то надо положить этому конец и заставить его заплатить за товары, взятые им тайком, без оплаты. - Боже вас избави дать губернатору понять хотя бы взглядом, что его проделки обнаружены. - Но как же так. Вы ведь можете подумать на нас, а мы в данном случае вовсе не виноваты. - Вы думаете, что я ничего не замечаю? Напрасно! Я все хорошо вижу и знаю, что губернатор иногда берет товары без оплаты их стоимости. Но говорить ему ни в коем случае нельзя. Нам с вами ссориться с властями нельзя. А если скажете губернатору, что его кража обнаружена, нам с вами не избежать весьма больших неприятностей. Это одно. А другое  – это то, что мы с вами после этого потеряем очень солидного покупателя, которым мы дорожим, как платежеспособным. Вы должны также иметь в виду, что если губернатор от нас отшатнется, то и другие чиновники, подчиненные ему, тоже забудут дорогу в наш магазин,  А мы как коммерсанты должны заботиться о том, чтобы привлекать в наш магазин новых покупателей, а не отталкивать старых в угоду конкурентам. С Ключарёва мы возьмем плату за все товары, взятые им тайно. Я это уже делаю и буду делать в дальнейшем, незаметно для него, а вы говорите о проделках губернатора только мне. Вот так, вопреки известной пословице, губернатор был пойман, но не оказался вором. Вот какие чудеса бывают на свете!». [10] П.Л. Мартынов лапидарно охарактеризовал А.С. Ключарёва “ревностным сотрудником печальной памяти министров Штюрмера и Протопопова”. В сентябре 1913 г. советником Симбирского губернского правления был назначен надворный советник Георгий Борисович Штюрмер, сын Б.В. Штюрмера. 8 июля 1914 г. Б.В. Штюрмер находился в Симбирске при крещении в Симбирской Богоявленской церкви своего внука Бориса, в тот же день умершего. [11] 8 июля 1914 г. случился пожар на строившемся через Волгу железнодорожном мосту.
Вместе с тем, именно в годы правления А.С. Ключарёва в Симбирской губернии отмечался подъём благотворительности, активное строительство, оживление во многих сферах общественной жизни. Губернатор лично возглавлял массу обществ и комитетов культурно-благотворительного характера. Так, на пожертвования, «собранные близкими знакомыми по случаю серебряной свадьбы четы Ключарёвых», А.С. и С.А. Ключарёвыми осенью 1914 г. было организовано приобретение 250 пакетов с подарками для воинов находившегося на фронте 5 Литовского полка, ранее расквартированного в Симбирске. [12]
После смерти 24 апреля 1915 г. Председателя Симбирской губернской ученой архивной комиссии В.Н. Поливанова, 3 мая 1915 г. А.С. Ключарёв был избран на этот пост. [13] «Временно был избран губернатор Ключарёв, -  описывал И.Я. Яковлев, - совершенно равнодушный к науке, никогда, ничего для архивной комиссии не делавший и, тем не менее, потом увезший из Симбирска какое-то почетное звание по комиссии, якобы за огромные услуги, ей оказанные. Вопрос был поднят в комиссии близким Ключарёву лицом Н.П. Пастуховым и, к сраму комиссии, поддержан ее председателем П..Л. Мартыновым при согласии наличных в заседании членов. После смерти Поливанова несколько заседаний ушло на выборы председателя, причем все от этого поста отказывались. Наконец, уговорили бывшего товарищем председателя Мартынова, с неохотой на это согласившегося. При нем значение комиссии совершенно пало. На заседания никто не стал являться. Средства ее иссякли».[14] Но имеющиеся документы и издания позволяют оспорить это мнение И.Я. Яковлева.
В Симбирске были установлены памятники П.А. Столыпину, в 1913 г., и императору Александру II, в 1916 г., открыт ряд новых учебных и лечебных заведений, в 1913 г. заработала городская электростанция и т.д. Во многом благодаря исключительной энергии А.С. Ключарёва удалось в кратчайшие сроки, несмотря на трудности первой мировой войны, пожар в июле 1914 г. и оползень в мае 1915 г., возвести железнодорожный мост через Волгу, строительство которого продолжалось в 1913 – 1916 гг. С именем А.С. Ключарёва неразрывно связано празднование в 1912 г. 100-летия со дня рождения И.А. Гончарова и строительство упомянутого выше Дома-памятника И.А. Гончарова, ставшего одним из архитектурных символов Симбирска-Ульяновск.
После начала 1-й мировой войны в августе 1914 г. социально-экономическая обстановка начала стремительно ухудшаться, и главноуправляющему Симбирской губернией становилось всё труднее держать в своих руках рычаги власти. 4 июля 1916 г., в момент, когда А.С. Ключарёв по личной надобности отлучился из Симбирской губернии, на рынке города произошли беспорядки, для подавления которых пришлось приемнить войска, причём три человека были убиты и девять ранены. В рапортах в столицу Симбирский губернатор выступал за жёсткую централизацию административной и хозяйственной власти. При этом, предлагаемые им меры были во многом созвучны методам грядущего “военного коммунизма”.
В апреле 1916 г., в ознаменование пятилетней службы А.С. Ключарёва в Симбирске, ему был поднесён адрес за подписями 16 членов симбирского общества, в том числе архиепископа Симбирского и Сызранского Вениамина, крупнейшего симбирского благотворителя мануфактур-советника Н.Я. Шатрова, Н.П. Пастухова: «23 апреля сего года исполнилось пять лет со дня прибытия Вашего в Симбирскую губернию. Эти пять лет неустанной деятельности Вашего Превосходительства в пределах губернии – на виду у всех, а потому даже нет надобности лишний раз повторять здесь о том, чем обязана Вашему Превосходительству губерния. Все мы беспрестанно памятуем о высоких заслугах Ваших, но желательно нам, чтобы память о Вас сохранилась в последующих поколениях на долгие годы и тем навсегда бы сохранилась Ваша связь с губернией, на нужды которой столь усердно и столь благотворно Вы потрудились. В виду этого, мы, как представители друзей Ваших и почитателей, позволяем просить Ваше Превосходительство принять настоящий скромный дар – стипендию Вашего имени в старейшем учебном заведении города Симбирска – 1-й мужской гимназии». Характерно отстутствие подписей дворянских предводителей под документом. [16] Согласно проекта положения о стипендии, «стипендиат… из числа православных детей потомственных дворян, детей военных, погибших на поле брани, детей чиновников Министерства Внутренних Дел и детей потомственных почетных граждан», отличный «по поведению, благонравию и успехам» получал ее за счет процентов с капитала в 300.000 рублей в билетах 5 ½ %  военного займа 1916 г., собранного «среди почитателей А.С. Ключарёва». Последний наделялся пожизненным правом выбора стипендиата. [17] 12 января 1917 г. стипендия была утверждена управляющим Казанским учебным округом С. Любомудровым. 28 февраля директор Симбирской 1-й мужской классической гимназии В.П. Андронников в письме представил А.С. Ключарёву на утверждение кандидатуру стипендиата – Серафима Красова, сына Н.Н. Красова, чиновника канцелярии Симбирского губернатора. В ответном письме 6 марта 1917 г. из Петрограда на официальном бланке Председательствующего в особом совещании по устройству беженцев А.С. Ключарёв дал свое согласие. До 21 марта деньги еще не были перечислены гимназии Симбирским отделением Государственного банка. [18] 22 октября 1916 года А.С. Ключарёв был назначен председателем особого совещания по беженцам, с правами товарища министра внутренних дел. 26 октября 1916 г. сдал дела Симбирскому вице-губернатору Н.Л. Шишкову, и 31 октября 1916 г. покинул Симбирск на поезде Симбирск.
О дальнейшей судьбе А.С. Ключарёва сведения не выявлены.
Был женат с 1889 г. на Софье Александровне, урожденной Вишняковой (кон. 1860-х гг. - ?). Дети: Ираклий (1892 г. р.); Игорь; Олег (1896 г. р.); Кирилл (1908 г. р.). Игорь Александрович Ключарёв, родившийся 17 апреля 1894 г., в июне 1912 г. окончил с серебряной медалью Симбирскую 1-ю мужскую гимназию и поступал в Императорское училище правоведения в Санкт-Петербурге. [19]
Будучи Симбирским губернатором, А.С. Ключарёв владел каменным двухэтажным домом и флигелем в г. Тифлисе. [20] 21 ноября 1918 г. «Известия Симбирского Губернского Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов» поместили заметку:«На пакгаузе …при ст[анции] Симбирск обнаружено 106 мест багажа, принадлежащего быв[шему] симбирскому губернатору Ключарёву, не отправленного до сих пор по назначению». [21]
 
  1. Горбунов К.Е., Сивопляс И.Э., Шабалкин А.Ю. Симбирские гражданские губернаторы: Материалы к историко-биографическим очеркам. - Ульяновск: ИПКПРО, 2003. - с. 168 – 173.
2.  ГАУО, ф.88, оп.5, ед. хр.339, л.2.
3. Брюхович Л. «Восстановленный» Коста// Мономах, г. Ульяновск, № 1(40), 2005. – с.34.
4.  Губернии Российской Империи. История и руководители. 1708-1917. – М., 2003. – С.407, 443.
5. ГАУО; ф.76, оп.7, ед. хр.971, л.17-18.
6. ГАУО; ф.76, оп.7, ед. хр.971, л.63.
7.  ГАУО, ф.88, оп.5, ед. хр.474, л.19.
8.  ГАУО, ф.88, оп.5, ед. хр. 339, л.3.
9. Яковлев И.Я. Моя жизнь. – М., 1997. – С.490-492.
10.  ГАУО; ф.Р-4061, оп.1 ед. хр. 313, лл.25-26.
11.  ГАУО, ф.Р-4061, оп.1, ед. хр.312, лл.57-59.
12.  ГАУО; ф. 88, оп. 1 ед. хр. 2008 лл. 31об.-32, 33об.-34.
13.  Симбирянин, № 2215, 19 декабря 1914 г. – С.4.
14.   Справочная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии на 1916 год. – Симбирск, 1916. – Отд.IV. – С.174-175.
15.  Яковлев И.Я. Моя жизнь. – М., 1997. – С.486.
16.  ГАУО, ф. 101, оп. 1, ед. хр. 2558, лл. 6-7.
17.  Там же, лл. 5.
18.   Там же, лл. 8-12.
19.  ГАУО, ф.101, оп.1, ед. хр.2031, лл.184, 232-232об.
20.   ГАУО, ф.88, оп.5, ед. хр.474, л.3об.
21.  Багаж быв/шего/ губернатора Ключарёва// Известия Симбирского Губернского Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов, № 193, 21 ноября 1918 г. – с.2.